В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
English
Фото
Обучение
Услуги
Выпускники
Люди
 

"Аналитический банковский журнал" опубликовал статью Президента ММВА А. Мамонтова по поводу смены руководства ЦБ РФ"


Ведущее профильное издание финансовой сферы - "Аналитический банковский журнал" - опубликовал в новом, только что вышедшем номере, заметку Президента ММВА А.Н. Мамонтова о возможных изменениях в кредитно-денежной политике Банка России в связи с приходом нового Председателя. Ниже даётся полный текст этой статьи:

«Тот ли Ты, Который должен придти?...»

Одной из самых обсуждаемых ныне в СМИ тем стала будущая смена руководства Банка России. Ясно, что выбор той или иной личности на роль нового главы этого мегаучреждения определяет и выбор новой (либо сохранение прежней) стратегии развития не только в финансовой сфере, но и во всей экономике страны. Искушенные и сведущие представители российского истэблишмента накануне «смены караула» вступили даже с собой в некое соревнование-игру «угадайка», составляя шорт листы претендентов и делая ставки на ту или иную кандидатуру. При этом сами собой и далеко не случайно, стали вспыхивать дискуссии о той или иной роли ЦБ в придании нового ускоряющего импульса экономическому росту (особенно на фоне наметившейся  стагнации), о целесообразности нынешней политики инфляционного таргетирования, о возможном ужесточении валютного режима в целях сдерживания растущего оттока капитала и т. п. Само перечисление этих немногих тем и вопросов, а также призывов к их решению, говорит о том, что на нового главу высокого ведомства возлагались большие надежды.

Однако разрешившаяся в пользу бывшего министра экономического развития интрига, возможно, свела на нет все эти бессмысленные, как оказалось, чаяния и ожидания. И хотя практически все опрошенные журналистами публичные персоны отозвались на этот счет весьма сдержанно позитивно и осторожно лойяльно (дескать, «выбранная фигура вполне адекватна, профессиональна, опытна, авторитетна, и в общем-то «преемственность сохранится», «ничего худого ждать не стоит, как впрочем и хорошего», «никакого разворота за этим не последует и слава Богу» и т. п.), позволим себе с этим со всем не согласиться.

Обратимся для начала к прецедентам прошлых лет. Смена руководства ЦБ в 1992 году имела своим следствием и смену курса: от эмиссионного сдерживания денежной массы к безудержной накачке экономики т.н. «оборотными средствами» в целях, как декларировалось, расшивки неплатежей и запуске производственного маховика. Заявленный курс, однако, вскоре закончился полным крахом: средства от печатного станка прямиком шли в банки, оттуда на валютный рынок и затем за рубеж. Спустя два года аккурат после «черного вторника» ретивое и радеющее за производство руководство Банка России поменялось, сначала на ВРИО из «недр» самого регулятора, при котором положение пусть ненадолго, но стабилизировалось, затем на человека пришлого и, мягко говоря, малознакомого с работой главного банка страны. Новым руководством вместе с правительственными экспертами и советниками из МВФ был предложен, а затем принят на вооружение и новый курс - неэмиссионное покрытие бюджетного дефицита путем массированных заимствований на внешнем и внутреннем рынке под государственные обязательства. Через четыре года страна погрузилась в финансовый коллапс и, по сути, оказалась в ситуации экономической катастрофы: занятые под высокие проценты деньги пожирались бездонными бюджетными тратами, а механизм денежного стимулирования экономики так и не заработал. Деньги снова уходили за рубеж. «Теоретики рынка», магистры схем и концепций (а именно таковыми вобщем-то всего лишь и были представители этой команды экономистов-либералов, волею судеб, оказавшиеся в стенах учреждения, по определению, не приемлющего эксперименты) были вынуждены вновь уступить место новым-старым руководителям. Курс снова сменился: на смену прежним либеральным временам пришла консервация и закручивание всего и вся, валютный режим был зарегулирован донельзя, но экономика, придя в себя после пережитых потрясений и получив, наконец, нежданный импульс от девальвации национальной валюты и доступ к денежным ресурсам, уходившим прежде тупо на игровой стол ГКО, начала бурно расти.

Через несколько лет, однако, этот ресурс был исчерпан, и для реализации новых целей и задач на «трон» Центробанка была приглашена другая команда руководителей (стоит отметить - впервые в новейшей истории Росси это произошло не в результате драматических событий, а так сказать эволюционно).

Новая команда добилась, пожалуй, наибольших успехов из всех тех, кому представлялась подобная возможность. Достаточно упомянуть хотя бы о проводимой в эти годы рациональной системной антиинфляционной политике, о полной либерализации валютного режима и при этом достигнутой степени высокой валютно-финансовой стабильности, о накоплении третьих по величине в мире золотовалютных резервов, об укреплении и значительном очищении банковской системы. Высокую эффективность продемонстрировала эта «дружина» и в нештатных обстоятельствах, в ходе разразившегося глобального финансового кризиса, оперативно реагируя на возникающие всё новые проблемы и формируя целостную систему надежных механизмов противодействия и защиты от кризисных проявлений. Это была действительно команда настоящих профессионалов-финансистов, эффективно взаимодействующих при этом и с властными структурами и с коммерческими учреждениями.

Чего же все-таки они при этом не добились, с какими проблемами так и не справились (не решились или не смогли)? Устами уходящего председателя, по крайне мере, одна (а может и единственная) тема была обозначена. Банк России (и власть в целом) так и не смог перекрыть вентиль трансграничного потока «грязного» капитала. Глава ЦБ представил данные, которые поражают воображение соотношением бегущих из страны «грязных» денег к инвестируемым за бугром «чистым» - 60 на 40 (!). Вероятно больше, чем где-либо в мире. В абсолютных цифрах объем выведенных за границу теневых средств только за прошлый год составил 35 млрд., долл. США. Причем более половины объема сомнительных операций было проведено, по словам руководителя Центробанка, связанными между собой структурами, контролируемых одной (!) группой лиц. Впрочем, представление о подобном вопиющем положении дел в нашей финансовой сфере было широко распространено в банковском комьюнити и до этих откровений (вспомнить хотя бы т.н. «письма» обвиненного семь лет назад в покушении на убийство зампреда ЦБ незадачливого банкира, да о постоянных сетованиях по поводу доставших его «генералов» со стороны самого этого зампреда). Однако впервые с подобной оценкой и комментариями выступил, причем публично, человек, находящийся на вершине регулятивной власти. И как раз это столь откровенно шокирующее признание уходящего руководителя ЦБ говорит, на наш взгляд, о том, ЧТО именно он видит в качестве одной из главных болевых точек нашей системы, ЧТО он хотел бы передать в качестве некоего пожелания будущему своему сменщику и КОГО бы он таковым хотел видеть.                                                                            

И вот сменщик пришел. Обаятельный экономист, авторитетный эксперт, не финансист и не банкир. Не ангажирован, не связан, не обременен. Хорошо. Но тот ли это долгожданный ратоборец, который вступит в жесткое противостояние с влиятельными силами и группировками? Говоря евангельским текстом, «Тот ли Ты, который должен придти, или ожидать нам другого?...». Вряд ли.

Конечно, это зависит и от того, как оценивает нынешнюю ситуацию сама верховная власть. Способна ли она на действительно эффективные и необходимые, пусть и драматичные, решения? Осознаёт ли она масштаб и остроту той проблемы, которая, по сути, парализовала дальнейшее развитие даже уже не экономики, а всего нашего общества. Если её устраивает нынешняя позорная ситуация тотальной коррупции и всесильного влияния сращенного со всеми властными звеньями криминалитета (вспомним, хотя бы дела бывших руководителей военного, аграрного, образовательного и медицинского ведомств, московской областной прокуратуры, глав регионов), значит приход предлагаемого им «не мужественного» руководителя как раз и нужен, чтобы сохранить нынешний «статус кво».

Наиболее вероятным мотивом выбора бывшего главного экономиста на роль главного банкира страны представляется то, что именно ей предстоит реализовывать активно обсуждающееся предложение о вовлечении ЦБ в кампанию по ускорению экономического роста. Большого проку от этого, конечно, не будет, но тогда и можно будет с лёгкостью попрощаться с «закланным агнцем» через пару лет, или к концу первого срока пребывания в должности, соблюдая все формальности и деликатности.

В любом случае не надо обольщаться и питать иллюзии в отношении того что с приходом нового руководителя Банка России «ничего не произойдет и преемственность сохранится» - нас ожидают большие перемены. По крайней мере, пока так всегда и было.


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2017
© webmechanics, 2002-2017, Разработка сайта.

 

Мы в Facebook