В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
English
Фото
Обучение
Услуги
Выпускники
Люди
 

Итернет-портал Bankir.ru опубликовал интервью с Президентом ММВА А.Н. Мамонтовым


Информационное агентство "Bankir.Ru" опубликовало интервью с Президентом ММВА Алексеем Мамонтовым под заголовком "Давайте сначала построим дороги, а уж после будем говорить о создании МФЦ" (http://bankir.ru/publikacii/s/aleksei-mamontov-davaite-snachala-postroim-dorogi-a-potom-uzhe-budet-govorit-o-sozdanii-mfts-10002802).

Ниже дается полный текст интервью:

"О своей вере в восстановление развитых экономик на планете, необходимости срочно решить одну из «вечных» проблем России, объединении ММВБ и РТС, а также о прогнозах «поведения» рубля в 2013 году в интервью Bankir.Ru рассказал Президент Московской международной валютной ассоциации Алексей Мамонтов.
Наталия Трушина, Bankir.Ru

Н.Т.: Алексей Николаевич, как специалиста в области валютных отношений, хочется спросить, как вы оцениваете действия монетарных властей этой осенью. Я имею в виду, конечно, меры, предпринятые ФРС и ЕЦБ по стабилизации ситуации на рынках. Существует точка зрения, что QE-3 только «купировало» надвигающиеся проблемы, но не решило их по существу. Вы согласны с такой оценкой?

А.М.: Безусловно, риск остается, поскольку описанные меры носят чисто денежный характер. Дополнительное впрыскивание ликвидности в мировую финансовую систему имеет несколько возможных последствий. Во первых, здесь, как и у любого лекарства, есть побочные эффекты. Риски остаются, поскольку результаты предпринятых мер либо усугубят развитие болезни, либо смогут ее, хотя бы, отчасти купировать. При первом варианте развития событий будут предприниматься иные шаги для лечения. Осенью в США увидели очевидные признаки того, что предыдущие вливания хоть и дали определенный результат, но весьма небольшой. Какой эффект ожидается в этот раз? Если экономика начнет работать, увеличится количество рабочих мест, начнет расти внутреннее потребление, усилится востребованность банковских услуг, тогда угрозы от печатания новых денег будут невелики, так как в этом случае рост экономики будет абсорбировать эту массу выпущенных денежных средств. Вообще я отношусь к тем людям, которые считают, что американская экономика по определению не может «зависнуть» надолго. Она может притормозить на какое то время, но затем движение восстановится. Американская экономика обладает редким качеством очень быстро реагировать на возникающие вызовы, перестраиваться и снова идти вперед. Американцы никогда не пасуют перед трудностями, напротив, любые проблемы заставляют их мобилизовываться и генерировать все новые и новые эффективные решения.

Н.Т.: Зарубежные аналитики идут дальше в своих оценках и ожидают «двойной рецессии». Рост экономик развитых стран, который наблюдался с 1985 года, как последствие политики Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер, пришел к своему логическому циклическому завершению. А неправильные действия нынешних властей «загнали» ситуацию в еще более тяжелое состояние. В результате огромные долги (по некоторым оценкам, на каждого гражданина США в настоящий момент приходится до $50 тыс. долга) тормозят движение вперед, как и другие накопившиеся проблемы.

А.М.: С этой оценкой я не согласен. Более того, у меня ощущение, что мы скоро станем свидетелями выхода Америки из стагнации: худшие времена позади. О том, что кризис «купирован», говорили и после второго количественного смягчения. Хотя в тот период впервые в истории США их рейтинг был понижен, что некоторым образом заставило финансовый мир содрогнуться. Сейчас уже и к этому начинают привыкать, потому что развитые экономики теряют свои позиции в связи с низкими показателями по ВВП и ростом проблем в банковской сфере.

Помню, как еще в 2008-м году я напрямую спросил у представителей рейтинговых агентств, почему они не начинают процедур пересмотра рейтинговых оценок США. Тогда этот вопрос вызвал в зале некоторую оторопь: никому и в голову не приходило, что сомнению может быть подвергнута кредитоспособность американского государства. Представители «большой тройки» начали наперебой уверять, что они не видят необходимости для пересмотра кредитных рейтингов и США и других развитых стран. Прошло всего несколько лет и, в конце концов, они были вынуждены это сделать. Лично же я ничуть не удивился, когда ясным днем 5 августа 2011 года Standard and Poor’s вдруг понизило рейтинг США. Хотя для американцев это было шоком, и свои не комплиментарные комментарии по этому поводу давал даже президент Барак Обама.

Сейчас к этому уже привыкли и это хорошо, потому что мир действительно становится все более эластичным, сложным и то, что раньше казалось незыблемым, начинает подвергаться сомнению.

Н.Т.: Одной из таких незыблемых ценностей, которые подвергаются сомнению, является постулат о том, что развитые экономики в ближайшее время будут хоть как-то усиливаться. Эксперты самых разных направлений сегодня с надеждой смотрят на страны БРИКС, которые могут стать основными драйверами роста в мире.

А.М.: У меня опять противоположная точка зрения. Как я уже сказал, в отношении развитых экономик у меня четкое ощущение, что худшее позади, и не только потому, что включили печатный станок. История показывает, что длительное нахождение в фазе стагнации всегда переходит в рост. «Застывание» в таком состоянии практически не наблюдалось, за исключением ситуации в 1929-1932 годах, да и то этот период длился 3-4 года.

Н.Т.: Так говорят о том, что ближайшее десятилетие «потерянное».

А.М.: Я знаком и с подобными оценками. Но хочу вновь сказать (а я очень давно на рынке, уже двадцать лет, у меня есть определенный опыт, как в психологический, так и в информационном плане), что худшие времена уже позади. Не только в США, но и в европейских экономиках мы будем наблюдать некоторый восходящий тренд уже в ближайшее время, возможно даже в первом квартале будущего года..

Что же касается развивающихся экономик, стран БРИКС, то моя точка зрения здесь опять не совпадет с общепринятой. Я призываю в оценках их перспектив быть более осторожными. Точнее, я бы предостерег всех от инерционного мышления. Да, действительно, за последние 10 лет Бразилия, Индия и Китай показывают высокие темпы роста, что и побудило объединить их одну общность. Россия, на мой взгляд, случайный гость в этом ряду хотя бы потому, что наша страна не демонстрирует таких же высоких устойчивых темпов роста на протяжении 10 лет. Более того, отдельной темой для разговора является вопрос о том, нужен ли вообще нашей стране такой интенсивный темп. Моя точка зрения и в этом вопросе не совпадает с распространенными мнениями аналитиков. Но вернемся к Индии, Бразилии и Китаю. Их рост также не будет продолжаться бесконечно, в том числе, потому что это угрожает и самим странам перегревами в отдельных секторах экономики.

Н.Т.: Объясните подробнее, почему Вы выделяете из этого списка нашу страну?

А.М.: Россия среди остальной четверки стран БРИКС является единственной страной, которая прошла очень серьезные испытания. Я имею в виду кризисы локальные, системные и глобальные. Наша страна, в общем, достаточно «закалилась», отработала несколько сценариев преодоления кризисов локальных и системных, и при этом она доказала свою устойчивость. Я с опаской смотрю на Китай. Точнее, с одной стороны я восхищен этой страной, поскольку воочию убедился в мощи и глубине происходящих там изменений. Но с другой стороны, наблюдали ли мы Китай в период какого-либо «кризиса и коллапса в связи с этим? Страна должна оцениваться не только ее высокими темпами роста и способностью эффективно управлять своим нынешним развитием, но и тем, насколько она устойчива против «внешних и внутренних» инфекций, против кризиса. Если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, то мы увидим, что перед нами страна гигантская и уязвимая, и давно уже не проходящая кризисные фазы. Как оценить ее адаптивность, устойчивость? В настоящий момент Китай предпринимает шаги для того, чтобы повысить внутренний спрос, но все равно остается мировой фабрикой, ориентированной на внешние рынки. Что будет с Китаем, если его экономика вдруг «свалится» в кризис? Снизится занятость, возникнут социальные потрясения, политическая дестабилизация с плохо предсказуемыми последствиями. Пройдет ли такая страна безболезненно эту фазу? Как это все отразится на ее дальнейшем развитии? Экономика, как и любая система, оценивается не только по мощи пружины своего развития, но и по своей устойчивости. Здесь, по крайней мере, Россия показала, что достаточно устойчива при стрессе.

Второй момент, который нужно здесь отметить, это постоянное изменение мира. Обратите внимание, сначала говорили о БРИК, а сегодня уже о БРИКС, поскольку ведущие экономисты обратили внимание на ЮАР. Это качественный момент. На наших глазах, буквально, формируется новый круг стран, которые по уровням и темпам своего развития начинают догонять первую четверку. Помимо ЮАР, это и Южная Корея, и Мексика, и Индонезия, и т.д. А это значит, что они не просто догоняют по темпам своего развития ключевую четверку БРИК, но, и «отъедают» часть их рынков сбыта в развитых странах. Возникает вопрос, что будет через некоторое время с теми, кто сейчас лидирует по росту ВВП, если ситуация будет развиваться так дальше.
В отношении же России мне все больше на уровне ощущений кажется, что стабильные темпы роста экономики в пределах 3-4% в год - это то, что нужно. Во-первых, если подобный показатель сохранится в течение ближайших 10 лет, то это все равно будет существенный прирост. Во-вторых, такой рост позволяет тоньше и точнее управлять экономикой в масштабах страны и противостоять возможным рискам и угрозам, связанным с перегревом в отдельных секторах. К примеру, очень правильно сегодня поступает наш центрорегулятор, обращая внимание на бурный рост потребительского кредитования, который наблюдается в нашей стране. На фоне того, что занятость остается на прежнем уровне, рост доходов населения не увеличивается, объем сбережений сокращается, возросший уровень потребительского кредитования вызывает совершенно обоснованные опасения.

Возвращаясь к разговору о России, конечно, нужно задаваться вопросом о том, нужен ли нам 9%-ный рост, как в Китае. Лично я в этом сильно сомневаюсь. Другое дело, что следует снимать те обременения, которые буквально опутывают нашу экономику: все то, что мы называем чрезмерным администрированием. Поездив по США и другим развитым странам, я понял, что мы ничем не хуже их, но лишь в области развития дорог и общей транспортной инфраструктуры я им завидую бесконечно, мы сильно здесь уступаем им. Решение этой проблемы дало бы толчок к росту всей экономики, включив в рыночный оборот гораздо более широкие пространства, стало бы импульсом к развитию сопутствующих отраслей, практически всего народно-хозяйственного комплекса. Причем я полагаю, что для радикального решения проблемы развития дорожной инфраструктуры, надо приглашать иностранные (лучше американские) строительные компании, имеющие громадный опыт и эффективнейшие средства. Кроме того, их участие обескровило бы коррупцию в этой сфере: это же факт, что метр полотна у нас обходится в разы дороже, чем на Западе. А качество при этом на порядок хуже. Я считаю позором России то, что у нас нет нормальных дорог, а при этом денег в них вкачивается немерянно…

Н.Т.: Как вы смотрите на действия по созданию единой биржи ММВБ-РТС?

А.М.: Для меня до сих пор это проект с малопонятными целями, плохо просчитанными последствиями и с очень сомнительной эффективностью. Я вообще отношу эту «идею» к издержкам нашего конструктивистского мышления, концептуальных рассуждений и тяге к объединению, воле к единству. Нам ведь не только в этом проекте кажется, что если мы объединимся (в единую партию, единый кулак, единую Россию), то сразу станем сильнее. Такой ложной идеей в этом ряду, на мой взгляд, является и лозунг создания в Москве международного финансового центра. Собственно, этот ложный посыл и рождает подобных «монстров объединения», как ММВБ-РТС. Я был в Шанхае и Гонконге. Там никто не мыслил на уровне лозунгов, а просто все делалось для того, чтобы привлечь финансовый капитал и развить финансовую инфраструктуру в стране. Но в результате МФЦ в Шанхае (который еще двадцать-тридцать лет назад был городом лачуг и нищих) есть, и никто уже не сомневается в том, что за ним и за такими как он будущее. Почему в Великобритании и США существуют одновременно несколько бирж? Я называю страны с колоссальным рынком. Почему в огромной России не могут существовать хотя бы две биржи, каждая из которых достигла наибольших успехов в каком-то сегменте, например на рынке деривативов (РТС), и на классическом рынке (ММВБ). Почему они не могут строить дальнейшую свою перспективу в том числе и конкурирую на «чужих» полях? ММВБ и РТС – это площадки действительно разноликие, каждая со своей судьбой, стилем и аргументами, что это только обогащало картину. Я уже не говорю про эффект здоровой конкуренции и т.д. Эти две биржи даже идеологически, концептуально и организационно совершенно разные творения. Почему у нас, как только кто-то и что-то начинает для себя лично делать, то тут же заводит речь об объединении? Слово «единство» из-за этого очень сильно опошлено. В результате получается одна кампанейщина.

Объединение всегда существует в форме либо слияний, либо поглощений. Положа руку на сердце, на нашем рынке я слияний в нормальном исполнении не наблюдал, а вот поглощения происходят довольно часто. Слияние – это когда две вызревшие структуры по отдельности исчерпывают резервы своего дальнейшего роста, развития и т.д. Что, РТС исчерпала себя в динамичном росте? Да у ней рыночный прирост по большинству параметров был по 25-30% в год. А т.н. «слияние» было, на мой взгляд, фактически принужденным, хотя и купленным. Кому то очень хотелось отчитаться перед высокими персонами о том, что движение на пути к созданию МФЦ в Москве, идет и вот, дескать, реальные шаги к этому. Нужны были некие знаки, некие конструкции, «движуха» одним словом. Повторяю, я лично ничего не вижу здесь, кроме удовлетворенных амбиций заинтересованных в этом людей. Подобными шагами мы просто губим конкуренцию (которой у нас итак немного), фактически убивая какие-либо стимулы что-то создавать.

Рассуждения о том, станет ли рубль резервной валютой, я отношу к тому же разряду. Всегда нужно задавать вопрос, нужно ли нам это, в принципе. Лично я считаю, как и говорил ранее, самым важным для России вопросом создание дорожной сети высокого качества. Я вижу осязаемость, реализуемость и отдачу именно этого проекта, а не голословных рассуждений о возможностях рубля. Вот это будет ключом к решению проблем инфраструктуры для всей экономики, потому что возникнет гигантский рынок, который изменит лицо всей страны.

Рассуждения же о том, что рубль должен стать резервной валютой, а в Москва станет МФЦ – это не более, чем спекулятивные политические дискуссии. Сегодня, кстати, появилось много разных «спецов», дилетантов, которых я называю финансовыми публицистами. Это, на мой взгляд, довольно занятное явление, расцветающее у нас все более пышным цветом. Финансовые публицисты – это не эксперты, а «типа эксперты», которые, не утруждая себя серьезным анализом и исследованием макроэкономических проблем, тем не менее эпатируют широкую публику своими апокалиптическими прогнозами. Горе-аналитики, которые никогда не работали с настоящими деньгами, не создали ни одного нормального бизнес-проекта с нуля, не работали (или работали из рук вон плохо) в регулирующих органах, но считают себя искушенными профессионалами, имеющими право рассуждать в эфире или на страницах СМИ о будущих финансовых штормах и волнах кризиса.  И их мнения очень часто востребованы популярными СМИ в силу их любви к громким высказываниям и шокирующим комментариям. Истинные реалии экономики лежат гораздо дальше плоскости той пошлой подчас дискуссии, которую они ведут. Но именно этих истинных реалий они как раз и избегают либо недооценивают. Давайте же уж, наконец, дороги сначала построим, а потом уже будет говорить о создании МФЦ.

Н.Т.: В новогодний период принято строить планы на будущее. В связи с этим хотелось бы услышать ваш прогноз в отношении дальнейшего развития валютного рынка в России.

А.М.: В настоящий момент я пока не вижу каких-то причин, которые могли бы радикально нарушить наши представления об этом рынке. Тренд будет тот же, то есть рваный: другими словами, будет идти движение в достаточно широком коридоре, будет происходить постоянная смена локальных трендов, временами драматичная. Я еще несколько лет назад говорил о том, что мы должны привыкать к высокой курсовой турбулентности. И в следующем, 2013 году курс будет также постоянно «швырять» в разные стороны. Причем с глобальными валютами будет происходить то же самое, что и с локальными. В течение 2012 года курсовые соотношения менялись то в одну, то в другую сторону. Причем по глобальным валютам где-то от 17% до 22%, а по локальным от 15% до 17%: довольно серьезные колебания. Полагаю, то же самое будет происходить и в 2013 году. Внутри же года, традиционно, первый квартал будет идти под знаком снижающегося рубля, затем он начнет укрепляться, после чего снова некая полоса перехода тренда, а в 4-ом квартале опять возрастут риски изменения не в пользу рубля, как по отношению к евро, так и по отношению к доллару. Мне лично очевидно, что доллар и евро устоят и даже укрепят свои позиции. Турбулентность при этом сохранится в прежних амплитудах колебаний.

Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2017
© webmechanics, 2002-2017, Разработка сайта.

 

Мы в Facebook