В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
English
Фото
Обучение
Услуги
Выпускники
Люди
 

В газете "РБК Daily" опубликована статья Президента ММВА А. Мамонтова о ситуации вокруг Банка Москвы и ВТБ"


В номере 120 (1164) "РБК Daily" от 11 июля с.г. опубликована статья Президента ММВА А.Н. Мамонтова "Эманация санации" с комментариями о предпринимаемых государством мерах по т.н. "спасению" Банка Москвы.

Ниже даётся полный текст статьи:

Эманация санации, или «божья роса»

В конце июня денежные власти объявили о согласованных мерах по спасению «тонущего» Банка Москвы. Встаёт правда вопрос о то, с кем «согласованных»? С нами, налогоплательщиками? Нет. Вряд ли среди нас найдётся много сумасшедших, готовых «сброситься» примерно по 2000 рублей на компенсацию ущерба, нанесённого вороватыми  собственниками и руководителями Банка Москвы, прикрывавшими это воровство чиновниками, аудиторами и рейтинговыми агентствами, а также безответственными и непрофессиональными менеджерами ВТБ. Средства прямой государственной поддержки должны составить в итоге 295 млрд. руб. в виде обеспеченного залогом кредита по ставке 0,51% годовых на десять лет. Для сравнения - примерно столько же было израсходовано на санацию всех проблемных банков в 2008-2009 годах, но это всё же были кризисные годы. Ещё одна пикантная деталь - новость эта пришла в тот самый момент, когда Минфин признался в том, что «не знает, как компенсировать потери бюджета даже ввиду «выпадения» из него после снижения размеров страховых взносов 250 млрд. руб….. Оказывается, бюджет наш даже вдвое эластичнее, чем представление о нём главы финансового ведомства... Еще 100 млрд. руб. должен будет внести в уставный капитал проблемной кредитной организации и один из её новых владельцев – ВТБ, что, по сути, также является мерой, пусть и непрямой, но государственной поддержки.

Кстати, в этой связи уместно (хотя, конечно, страшно) представить, во что обойдётся налогоплательщикам санация самого ВТБ, когда постепенное накопление им факторов риска (а это уже происходит на наших глазах) приведёт к фатальным и драматическим последствиям для этого рыхлого колосса отечественной банковской системы. Подобное совсем нельзя исключать, наблюдая, к примеру, как увеличиваются злокачественные активы этого банка через стремительное приобретение им пакета бумаг другого банка даже без проведения обязательной в таких случаях процедуры «due diligence», без сколько-нибудь серьёзного предварительного анализа качества кредитного портфеля и финансовой деятельности в целом.

История с Банком Москвы при всей своей, казалось бы, экзотичности и исключительности (а именно так пытаются это представить власть предержащие) показала во всей красе основные, причем кажется уже неискоренимые системные пороки нынешней административной системы.

Первый из них – врожденный и неизлечимый патернализм, который питается, с одной стороны, страстью власти и ее ретивых представителей к вмешательству в рыночные процессы, а, соответственно, и бурным распространением на этой основе коррупционногенной инженерии, с другой стороны – растущим паразитизмом квазигосударственных, псевдорыночных структур, развивающихся исключительно благодаря бюджетной и административной поддержке.

В самом деле, ВТБ не впервые получает «нечаянную» помощь для сохранения своего, мягко говоря, не вполне эффективного бизнеса. В 2004 году, в ходе локального кризиса в банковской системе, этот банк-монстр получил от ЦБ РФ средства в размере $700 млн. для спасения (читай поглощения) одного из крупнейших московских банков. Причём цинично прокомментировал это в том смысле, что для него это даже слишком избыточная сумма, но он ею, безусловно, воспользуется для иных целей развития. В 2007 году ВТБ при поддержке  правительства провёл первичное размещение на рынке своих акций на 200 млрд. руб. Результаты этого широко разрекламированного проекта («народного IPO») и последовавшие за ним «успехи» банка в достижении заявленных целей роста его рыночной капитализации до сих пор волнуют сердца «осчастливленных» инвесторов: при цене размещения в 13,5 копеек за акцию рыночная стоимость их за истекшие четыре года едва поднималась, да и то эпизодически, выше 11,5 копеек.

В 2008 году, аккурат накануне кризиса, группа ВТБ привлекла на рынке около 25 млрд. долл., вложив их в рискованные активы и понеся на этом громадные убытки. Спасителем банка, менеджмент которого вновь ушёл от ответственности за результаты своей деятельности, вновь выступили налогоплательщики – помощь из бюджета составила в итоге 380 млрд. руб. казенных денег.

Автору этих строк вспоминается, как один из банкиров-олигархов как-то в приватной обстановке назвал другой, ещё более значимый, но государственный банк «раковой опухолью на теле банковской системы». Полагаю, если он и ошибся, то только в имени того, кто удостоился столь убийственной характеристики...  

Второй недуг, обнаруженный в связи с нынешней ситуацией в Банке Москвы – очевидный фаворитизм, недопустимо низкое качество надзора, его избирательность в отношении именно крупных кредитных организаций. Создается впечатление, что главные его удары наносятся всего лишь по «воробьям», то бишь, по малым банкам, рапорты об отзыве лицензий у которых звучат регулярно, а известия об упреждающих действиях по противодействию вывода активов, дестабилизации работы крупных финансовых институтов – практически никогда. Похоже, высокий порог капитала становится непреодолимым препятствием для самих надзорных служб.

Ещё в феврале 2007 года на парламентских слушаниях прозвучал вывод о том, что «субъективизм, произвол и двойные стандарты открыто возведены на уровень официальной надзорной идеологии». Пару лет спустя один из бывших руководителей Банка России в аналитическом журнале признался: «горькая правда заключается в том, что настоящего банковского надзора в России не существует, есть лишь отдельные его фрагменты», «организация и логика его работы построены по принципу «ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Скажите, что-нибудь изменилось с тех пор? Кто-то ответил за тот ущерб, который был нанесен (и не раз, и не на один миллиард) государству со стороны, как регулятора, так и регулируемых, поменялось ли что-то в самой практике надзора? История с Банком Москвы в очередной раз показывает, что нет. Более того, сегодня собственники банков даже после их крушения чаще всего не только не несут ответственности за наносимый ими урон, но и успешно продолжают свою деятельность, порой даже не пряча своего имени и участия в новых банковских проектах. Чего стоит нынешняя чрезмерная активность денежных властей по ужесточению требований к минимальному размеру капитала кредитных организаций, если именно крупнейшие банки (а помимо Банка Москвы, Межпромбанка, ВЕФК и ГЛОБЭКС таковых уже числится не один десяток) создавали (и не раз!) в недавнем прошлом и создают теперь действительно системные проблемы для всей финансовой сферы и экономики страны? Кого мы обманываем, создавая под лозунгом повышения устойчивости и стабильности банковского сектора всё новые препятствия для работы малых и средних банков, для развития конкуренции в банковской сфере, появления в ней новых игроков?

Для кого мы создаем все новые и новые преференции и деформируем саму систему стимулов к эффективному развитию бизнеса на основе действительно свободной конкуренции? Для чего? Для того, чтобы однажды поставить общество перед необходимостью очередного «чудесного» спасения за его счет, чтобы снова и снова осыпать благодатным санационным дождём неэффективный финансовый институт, помогая его неквалифицированному, пусть и лояльному руководству мультиплицировать все новые и новые потери? Почему постоянная эманация санации, а не эффективный, в том числе пруденциальный,  надзор, становится единственным инструментом регулятора в поддержании стабильности банковской системы, даже не в кризисных условиях?

И, наконец, третья болезнь, обнаруженная ситуацией с Банком Москвы,  – сильнейший иммунодефицит нынешней административной системы, своего рода «институциональный СПИД», полная безоружность и беспомощность властей в противостоянии масштабным криминальным афёрам в финансовом секторе. Возможно ли такое без использования авторами таких афёр ресурса аппаратной поддержки, вовлечении в это правоохранительных органов – сильно сомневаюсь. История с эффектным, стремительным и искусным выводом многомиллиардных активов из Банка Москвы заставляет всё серьёзнее относиться к предположениям об усилении влияния в сфере крупного банковского бизнеса особого «игрока» - силовых структур, его отнюдь негосударственных интересов… И если это так, если заявленные властью высокие цели по искоренению коррупции, всего лишь декорум, если без должной оценки будут и впредь оставаться конкретные факты вопиющего мисменеджмента, или элементарных хищений, то вряд ли нам осталось долго ждать до следующего скандально-разоблачительного «дела о 300 миллиардах»…

Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2017
© webmechanics, 2002-2017, Разработка сайта.

 

Мы в Facebook