В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

В газете "Ведомости" опубликована статья А. Черепанова об инфляции в России


"Ведомости", 13 апреля 2006 г., № 65 (1592)

А. Черепанов, Председатель Совета ММВА

ИНФЛЯЦИЯ В РОССИИ: ГЛАВНЫЙ ФАКТОР

(полная версия)

Потребительские цены в Российской Федерации по итогам первого квартала 2006 года увеличились на целых 5%. На одном из недавних заседаний российского правительства его глава Михаил Фрадков заявил, что впредь превышение запланированных показателей инфляции будет рассматриваться как профнепригодность и пригрозил отставкой ряду министров. Но есть большая опасность совершить очередную ошибку в назначении виновных за макроэкономические провалы в России. Ведь внеплановый рост инфляции порожден размытостью ответственности за нее.

Девальвированные кадры

Из-за кризиса августа 1998 года своих постов лишилось высшее руководство ЦБ, а также «свеженазначенный» председатель правительства Сергея Кириенко. Вся их «вина» заключалась в отказе от прежней политики валютного коридора и официальной констатации факта несостоятельности российского бюджета. На самом же деле, они поплатились за итоги реализации чужого эксперимента. Эксперимента, обоснованного утверждением, что финансировать дефицит бюджета лучше госзаймами, чем кредитами ЦБ. Эти итоги оказались плачевными: за предшествующую «черному понедельнику» пятилетку государственные займы на внутреннем рынке превысили в эквиваленте целую четверть триллиона долларов США, но пополнили бюджет лишь на мизерную сумму - 13 млрд. Остальное ушло на рефинансирование основного долга и выплату разорительных процентов. Все большая и большая часть поступающих в бюджет налогов и выручки от реализации госсобственности транзитом уходила на расчеты с кредиторами. Однако денег не хватало, и правительство Виктора Черномырдина часто прибегало к отвергнутой было помощи Банка России. Все это время в целях недопущения крушения долговой пирамиды приходилось завлекать зарубежных инвесторов поддержанием неизменной цены доллара США и обеспечением достаточного предложения их на российском рынке за счет валютных резервов ЦБ. Но относительно дешевая валюта повышала заинтересованность в импорте и, соответственно, подавляла отечественного товаропроизводителя. К тому же для развития реальной экономики не оставалось ресурсов, ведь инвесторы предпочитали покупать ГКО. В общем, было вполне очевидно, что общество несло гораздо большие потери, чем при пресловутом эмиссионном кредитовании расходов бюджета.

Когда же внутренние долговые обязательства правительства приблизились в эквиваленте к сотне миллиардов долларов, а золотовалютные резервы оказались почти полностью исчерпанными, глубокая девальвация рубля стала неизбежной. Как и дефолт, ведь единственной альтернативой ему было обслуживание чуть ли не всего государственного долга посредством одномоментной денежной эмиссии. Но тогда инфляция исчислялась бы тысячами процентов с ужасающими социальными последствиями…

Именно активное наращивание государственного долга и привело нашу страну к финансовому позору. Однако никто из инициаторов и деятельных проводников этого эксперимента – ни высокопоставленные сотрудники Минфина, ни создатели подразделения ценных бумаг в Банке России - до сих пор не наказан. Мало того, чуть ли не все они сегодня определяют финансовую политику государства.

Забытая Конституция

Вы мучительно долго будете искать на официальном сайте ЦБ оперативные данные об уровне цен в стране, что свидетельствует о том, что Банк России не считает деятельный контроль за инфляцией своим делом. Видно, поэтому полгода назад при своем повторном назначении на должность председателя ЦБ Сергей Игнатьев заявил депутатам Госдумы, что на российскую инфляцию последнего времени влияют независящие от него факторы – повышение тарифов на услуги ЖКХ, а также рост цен на мясо и бензин. Значит, когда ускоренными темпами будут увеличиваться цены на другие товары, руководитель главного банка страны смело перечислит новых виновников высокой инфляции. А что, это завидный способ всегда оставаться над схваткой, избегая собственной ответственности, ведь сам-то ЦБ на потребительском рынке ничем не торгует…

Между тем, часть 2 статьи 75 Конституции Российской Федерации гласит: «Защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Из этого положения следует два вывода. Первый состоит в том, что конституционной и поэтому наиважнейшей задачей ЦБ является отнюдь не развитие банковской и платежной систем (они могут вполне успешно обходиться и без навязчивых услуг регулятора), а устойчивость эмитируемой им национальной валюты. Но под термином «устойчивость» подразумевается способность сохранения равновесия. Критерием же такого равновесия для валюты служит ее платежеспособность – уровень установленных в этой валюте цен на товары. Понятно, что чем меньше рост цен, тем должна быть выше общественная оценка достижений того учреждения, которое за них ответственно. И – наоборот.

Второй вывод из этого конституционного положения таков: предотвращать инфляцию Банк России обязан самостоятельно, не подчиняясь другим органам государственной власти, включая правительство, но и не прибегая к их помощи. Только в таком понимании соблюдается принцип независимости.

Пассивная профанация

Не верно утверждать, что ЦБ вовсе устранился от своего воздействия на рост цен. Напротив, его ежедневное присутствие на открытом рынке обосновывается многотрудной борьбой с инфляцией. Он стерилизует денежную ликвидность и «укрепляет» рубль.

Однако за те годы, что Банк России привлекал от коммерческих банков «избыточные» ресурсы, он заплатил им проценты в сумме, соизмеримой с  величиной этого «избытка». А свои платежи ЦБ всегда осуществляет посредством денежной эмиссии. Значит, большая часть стерилизуемых сегодня денег порождена самими же стерилизационными мерами. Уже в этом очевидна их абсурдность.

Между прочим, стратегия работы Банка России на финансовом рынке кардинально отличает его от центральных банков других стран. Их заемные, или пассивные операции мизерны по сравнению с активными операциями по предоставлению краткосрочных кредитов банкам. Это позволяет властям активно влиять на ликвидность, гарантированно поддерживать в обороте требуемый объем денежной массы, не формировать опасный своим неожиданным крушением денежный навес и не отвлекать ресурсы от экономики. Кроме того, совершая на внутренних рынках сделки, центральные банки обычно не теряют, а зарабатывают проценты и тем самым нейтрализуют эмиссионный эффект затрат по финансированию своей производственной деятельности.

А Банк России еще и оказывает – и, к сожалению, вполне успешно - давление на правительство с целью роста его внутренних займов, заявляя, что выпуск государственных облигаций дает ЦБ инструмент управления ликвидностью и помогает стерилизовать избыток денег. Но ведь понятно: для манипулирования рынком посредством ценных бумаг, Банку России надо сначала купить их в свой портфель за эмитируемые деньги. Значит, требуется эмиссия, чтобы потом с нею же бороться.

Да и в том ли секторе денежного предложения работают наши власти, когда заимствуют в попытке повлиять на товарные цены? Нет. Ими привлекаются те ресурсы, что сформированы в коммерческих банках временным остатком средств на счетах клиентов или конвертированы из иностранной валюты специально для таких инвестиций. Они никакого отношения к потребительскому рынку не имеют. Ведь наивно полагаться на тех, кто предпочитает отдавать деньги властям в долг под ставку ниже предполагаемого темпа инфляции, воздерживаясь при этом от покупки товаров. И какой в принципе толк в стерилизации посредством займов, если деньги уходят с рынка не навсегда, а вновь возвращаются на него, да еще с процентным довеском, подогревающим инфляцию?! Так что, стерилизация денег, кем бы она не производилась – ЦБ или правительством, - это профанация борьбы с ростом цен и исключительно затратный для властей инструмент.

Диалог со спекулянтами?

Еще больший вред делу надежного подавления инфляции приносит последовательное снижение курса доллара на внутреннем рынке России. Оно стимулирует рост поступающего в страну горячего, спекулятивного капитала. Используя благоприятную для себя курсовую динамику и разницу процентных ставок (у нас они обычно выше, чем, скажем, в США и Европе), иностранцы предпочитают инвестировать деньги не в экономику России, а в операции на ее финансовом рынке, в основном - в госдолг. Действительно, тяжелеющий рубль и высокая доходность номинированных в нем активов, обоснованная двузначной инфляцией, – именно то, что нужно международным спекулянтам. Случайно или нет, но начало таких действий четыре года назад совпало с назначением сразу двух выходцев из крупнейшей финансовой компании кураторами денежно-валютной политики Банка России. Благодаря их заботе за прошедший с той поры период зарубежные инвесторы в государственные ценные бумаги смогли без риска удвоить свой капитал. Но и импорт товаров в нашу страну также увеличился в два раза, вытесняя с внутреннего рынка продукцию отечественного происхождения. В итоге большие объемы эмитированных ЦБ рублей не оказались задействованными в обслуживании этапа производства, и спрос на них упал. А это – верная причина их товарного обесценения.

Помимо того, сегодня, как и накануне кризиса 1998 года, нарастающий дисбаланс между валютной и товарной покупательной способностью делает российский рубль все менее устойчивым. Из него формируется денежный уродец - крупное тело на тоненьких ножках.

Таким образом, то, как Банк России использовал имеющиеся в его арсенале инструменты, отнюдь не решало, а здорово усугубляло проблему цен и, по сути, явилось главным фактором их роста. Поэтому вполне закономерно, что за последнее четырехлетие Банк России не смог порадовать россиян успехами в сдерживании инфляции. Лишь один раз Росстат зафиксировал рост потребительских цен аккурат на максимально допустимом пределе. Во всех остальных случаях его темп солидно превышал этот предел. И он до сих пор остается позорно высоким для страны, не имеющей потребности в эмиссионном финансировании бюджета.

Спасительная экономика, или три задачи для профессионалов

Еще во времена К. Маркса было известно, что уровень цен находится в прямой зависимости от объема задействованных в товарообороте денег и скорости их обращения (она тем меньше и благоприятней для предотвращения инфляции, чем продолжительней цепочка взаиморасчетов) и в обратной зависимости – от величины товарной массы. Конечно, можно было бы, основываясь на немонетарных псевдоучениях, посредством административных мер, в интересах сокращения отдельных статей расходов граждан России, добиться снижения или хотя бы неизменности цен, скажем, на коммунальные услуги или бензин. Но надо понимать, что сэкономленные благодаря этому деньги активизируют потребительский спрос на другие товары. Это повысит уровень цен на них и в целом ничуть не облегчит жизнь россиян. Исправить ситуацию способен лишь рост отечественного производства. Он наполнит товарооборот и задействует в обращении рубль. А это – естественный и поэтому исключительно надежный способ безынфляционного поглощения денег, по сути, в любых количествах.

В целях эффективного выполнения планов подавления инфляции Банк России обязан незамедлительно прекратить чинить помехи экономике страны. Для этого, во-первых, требуется принципиально изменить его курсовую политику. Чтобы не лишать отечественного товаропроизводителя права на равных конкурировать с импортом, курс доллара США на внутреннем рынке России должен расти, по крайней мере, вровень с инфляцией. Это вначале чуть повысит импортную составляющую потребительской корзины и будет иметь краткосрочный инфляционный эффект, но одновременно даст мощный толчок производственным и, значит, антиинфляционным инвестициям. Также замедлится болезненный прирост золотовалютных резервов ЦБ. Его сокращение составит несколько десятков миллиардов долларов – исчезнет спекулятивная пена. Часть средств, не нашедших выгодного применения внутри страны, уйдет также на внешнюю экспансию российского бизнеса.

Безусловно, изменение траектории курса таит в себе опасность спровоцировать рост долларизации расчетов, и вопрос минимизации издержек потребует особого таланта в осуществлении новой денежно-валютной политики. Таланта, который вовсе не нужен сегодня для тривиальной скупки переизбытка долларов и поддержки курсовой стабильности виртуальной корзины валют.

Во-вторых, ЦБ должен прекратить отвлечение чужих ресурсов на стерилизационные меры. Разнообразные депозиты, сделки обратного репо, облигации правительства и Банка России, а также отчисления в фонд обязательных резервов ни малейшей антиинфляционной пользы в не приносят - скорее наоборот, - но вредны тем, что косвенно (через исчерпание лимитов на Россию) или прямо лишают реальную экономику денежных ресурсов и завышают процентные ставки в ней.
В дополнение к тому кредитные учреждения необходимо освободить от обязанностей по контролю за операциями клиентов и заполнению груды отчетности. Только сильная банковская система, не обескровленная бесконечными проверками и поборами, будет способна качественно исполнять полезную кредитную функцию.

В-третьих, надо незамедлительно устранить все искусственные препятствия становлению рубля в долгожданном качестве свободно-конвертируемой валюты и роста интереса к нему. Валютное регулирование, наконец-то, должно перестать мешать поступательному развитию страны.
Способствовать динамикой курса конкурентоспособности российских предприятий, не выталкивать финансовые ресурсы в спекулятивные операции, а стимулировать финансирование реальной экономики, расширять географию использования рубля - эти антиинфляционные меры в компетенции Банка России. Такие меры дадут вполне реальный шанс уже в ближайшие пару лет добиться высокого роста экономики и низкой инфляции. Дело за малым – позволить профессионалам их грамотно реализовать.

Адрес статьи в Интернете:

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2006/04/13/105245


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook