В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

В журнале "Финансовый контроль" опубликовано интервью с Председателем Совета ММВА А. Черепановым о перспективах полной конвертируемости рубля


Журнал "Финансовый контроль" № 11 (48), 2005 г.

Интервью с Председателем Совета ММВА А. Черепановым

Освобождение рубля

Превратить рубль в свободно конвертируемую валюту – одна из задач российской финансовой политики. Судя по заявлениям правительственных чиновников, с 2007 года российский рубль в результате снятия всех ограничений на капитальные операции станет полностью конвертируемым. Пока отношение отечественных бизнесменов к идее сделать рубль свободно конвертируемой валютой не однозначное. Редакция «ФК» попросила ответить на некоторые вопросы по данной теме одного из сторонников быстрейшей либерализации валютных операций – Андрея Черепанова.

«ФК»: Вы поддерживаете идею свободного проведения валютных операций в нашей стране. Обновлённая редакция закона «О валютном регулировании и валютном контроле» вступила в силу более года назад. Готовы подвести первые итоги?

А. Ч.: Действительно, мы всегда считали и продолжаем считать валютную либерализацию главной задачей своей ассоциации. Поэтому мы не упускаем ни единого шанса смягчения валютного режима. Участвуем в дискуссиях, публикуем статьи, обращаемся к властям, сотрудничаем с влиятельными союзниками. Много полезного в новой редакции валютного закона – это плод наших совместных усилий с комитетом РСПП, возглавляемым тогда предпринимателем Кахой Бендукидзе (сегодня он проводник экономических реформ в правительстве Грузии). Сама же либеральная идеология валютных отношений в России целиком на нашей совести. Ещё четыре года назад мы подготовили самый первый вариант нового валютного законодательства и затем приняли активнейшее участие в его доработке. И контролировали каждую стадию процесса превращения законопроекта в официальный документ, вплоть до подписи Президента. Результат: за прошедший год нашу страну по кускам за границу не вывезли, рубль не обвалился, Россия заслуженно получила инвестиционный кредитный рейтинг, золотовалютные резервы бьют все рекорды. Сейчас они пополняются примерно в три раза быстрее, чем до вступления нового закона в силу, повышая способность погашения госдолгов. Так что наша совесть чиста. Досадно лишь то, что оппоненты протащили в законодательство ряд валютных ограничений, которые здорово уродуют его конструкцию, и поэтому российский рубль остаётся ущербным.

«ФК»: Считаете, что можно сделать рубль свободно конвертируемой валютой (СКВ) уже сегодня?

А. Ч.: Не просто можно, а нужно, и дальнейшее промедление преступно! Ведь административные меры, принимаемые властями в сфере валютных отношений, не несут ничего, кроме вреда экономике страны. И в то же время имеется серьёзная тактическая и стратегическая мотивация введения свободного обращения нашей национальной валюты. Либеральный порядок позволит вполне обоснованно рассчитывать на солидный рост деловой привлекательности России, её успешность в жёсткой конкурентной борьбе за инвестиции. Понятно, что чем больше свободы в операциях, тем больше желания их проводить. Особенно это касается столь необходимых для развития страны прямых капиталовложений, дающих вожделенную диверсификацию российской экономики. С валютными же ограничениями у потенциальных инвесторов велик риск «зависнуть». Наибольшую опасность для них несут широкие полномочия властей по установлению разнообразных «особых режимов», которыми продолжает грешить новое валютное законодательство. Но такие меры неэффективны, провокационны, интересны лишь узкому кругу госчиновников и серому бизнесу. Поэтому важно гарантировать безусловное и неограниченное по времени право любых организаций и частных лиц покупать и продавать иностранные валюты за российский рубль, а также предоставить им полную свободу действий по трансграничным операциям. Это стратегия. Теперь о тактике. Известно, что с 1 января 2006 года Россия станет председателем Большой восьмёрки и получит шанс если не полноценного лидерства в группе, то хотя бы подтверждения того, что она равная среди равных и имеет серьёзные претензии на восстановление былого экономического и политического величия. Но в перечне наших «царственных» символов окажется куцая национальная валюта. «Со свиным рылом – да в калашный ряд?»

Между прочим, моё предложение по возвращению рублю его дореволюционного статуса мировой валюты впервые было озвучено ещё пять лет назад в интервью газете «Сегодня». Вскоре эта идея получила поддержку в послании Президента и других его публичных выступлениях. Однако законодатели с подачи правительства перенесли отмену института валютных ограничений аж на 2007 год. А ЦБ тут же воспользовался предоставленными ему полномочиями и принял множество норм, препятствующих свободе операций. Причём он даже не предпринял попытки доказательства их экономической обоснованности. Чего стоит, например, сохранение требования об обязательной продаже экспортной выручки в условиях устойчивого переизбытка иностранной валюты?! Наши ближайшие соседи – Казахстан и Украина отказались от этой позорной нормы при первых признаках стабильности финансового рынка. Свою же жёсткую позицию ЦБ России объясняет потребностью поддержания навыков экспортёров и обслуживающих их банков на случай ухудшения состояния платёжного баланса. Да будь такой же образ мышления у руководителей СССР, они бы ни за что не отменили продуктовые карточки, введённые в военные годы.

«ФК»: Но понятно, что сразу после объявления рубля СКВ вряд ли стоит ждать всплеска всеобщего интереса к нему. Может, для начала надо перевести на рублёвую основу расчёты по экспорту российского сырья?

А. Ч.: Конечно, предоставление рублю статуса СКВ де-юре – вовсе не достаточный акт признания его всем миром в качестве валюты платежа и сбережений. Но этот акт необходим для такого признания, без него никак не обойтись. Интерес к рублю будет расти постепенно, по мере получения опыта работы с ним, появления доверия к действиям российских денежных властей. Если же продолжать «годить» с законодательным оформлением высокого статуса рубля, ждать, пока что-то где-то разовьётся, то мы впустую потеряем драгоценное время.

На мой взгляд, сегодня наметилась потребность в новой резервной валюте. Доллар имеет крайне низкое обеспечение и является заложником громаднейшего дефицита бюджета и торгового баланса страны-эмитента. Евро завяз в попытках собственного обесценения для поддержки конкурентоспособности экономик множества входящих в его зону государств. Операции с йеной слишком низкодоходны. Значит, совокупная доля этих традиционных для международных расчётов валют неминуемо будет падать. Так почему бы уже сегодня российскому рублю не предъявить своих амбиций, для начала хотя бы в операциях стран СНГ? Лично мне запомнилось, как высокопоставленный представитель Нацбанка Украины на банковской конференции в Крыму выразил готовность при определённых условиях рассмотреть рубль в качестве главного претендента на роль основной единицы расчёта по товарообороту. Правда, это было ещё до августовского кризиса. Впоследствии мы многое потеряли из-за безумных внутренних долгов и затяжки с отменой валютных ограничений. Но наш поезд вовсе не ушёл… Как бы только нас не опередил, скажем, Китай, ускоренно идущий к полной конвертируемости своей валюты.

Теперь об организации обязательной системы платежей в рублях за экспорт сырья из России, с которой вот уже несколько лет носится ряд учёных-теоретиков. Это бесперспективная и вредная затея. Ни в коем случае нельзя никого принуждать к совершению операций с рублём. Во-первых, в условиях рыночной экономики государство в принципиальном плане не вправе диктовать коммерческим структурам, чем и как им рассчитываться друг с другом. Во-вторых, риск курсовых колебаний от такой «обязаловки» в конечном итоге приведёт к финансовым потерям российских экспортёров и, значит, нашего бюджета. В-третьих, насильно люб не будешь. С принятием предлагаемой императивной нормы получится результат, прямо противоположный ожидаемому.

«ФК»: Известный экономист Михаил Делягин предостерегает от ускоренной либерализации валютных операций. На его взгляд, поспешность в этом деле обязательно приведёт к обескровливанию российской экономики и тяжёлому финансовому кризису…

А. Ч.: Он известный мастер мрачных прогнозов, к счастью, никогда не сбывающихся. Мне особо запомнилась его статья «Воля к девальвации», с эмоциональным воззванием к Президенту страны не соглашаться на смягчение валютного режима в России. Мол, это подкоп под его переизбрание на второй срок. Но в действительности ничего ужасного не случилось. Что, не туда копали?

«ФК»: Возможно, проблемы есть, они не столь наглядны из-за беспрецедентно высоких мировых цен на нефть?

А. Ч.: Каха Бендукидзе, с которым мы вместе участвовали в разнообразных диспутах, периодически задавал вопрос: готов ли кто-нибудь вместо запугивания властей валютными «страшилками» назвать конкретные риски, возникающие из-за полной свободы валютных операций в нашей стране? Он предлагал придумать любую, пусть даже кажущуюся сегодня невероятной, ситуацию, при которой есть потенциальная опасность для россиян. Наши оппоненты всегда уходили от вопроса, обычно в прямом смысле – обещали ответить ближе к окончанию диспута, а потом тихо исчезали. Каждому непредвзято мыслящему специалисту понятно, что в условиях солидного переизбытка обеспеченности рубля и низкого объёма госдолга риска дестабилизации нет вовсе. Если, конечно, денежные власти последовательны в своих действиях и не совершают грубейших ошибок, какие совершили, к примеру, руководители Банка Англии в период атаки Сороса на фунт.

«ФК»: Но занявший осенью 1998 года пост председателя ЦБ Виктор Геращенко сумел использовать жёсткое регулирование для выхода из финансового кризиса…

А. Ч.: Это заблуждение. Ещё до его прихода было сделано всё необходимое: приостановлены разорительные платежи по внутреннему госдолгу и проведена глубокая девальвация рубля. Тем самым удалось устранить катализатор кризиса и практически сравнять объёмы рублёвой массы и её обеспечения золотовалютными резервами. Я сам в то время работал в ЦБ и утверждаю, что та команда его руководителей лишь усугубляла проблемы. Она эмитировала дополнительные рубли для спасения банков-банкротов и предпринимала бессмысленные попытки не пускать их на валютный рынок. Пострадавшим вкладчикам не досталось ничего, но инфляцию здорово разогнали. Самым тяжёлым оказался первый год правления «администраторов», чуть было не приведший к полной потере резервов. Каждый выпущенный ими жёсткий нормативный акт сопровождался ухудшением ситуации – покупки валюты усиленно росли, продажи – падали. Тогда устанавливалась очередная, ещё более жёсткая норма с теми же плачевными последствиями… Всерьёз обсуждалась даже перспектива продажи экспортной выручки напрямую ЦБ и разрешений гражданам России на покупку наличной иностранной валюты лишь при поездках за рубеж не чаще раза в год. Ещё немного – и к нам вернулись бы все прелести чёрного рынка. Сколько пришлось потратить сил для доказательства пагубности такой политики! В конце концов, Геращенко хватило мудрости, чтобы остудить административный пыл своих ретивых замов.

Улучшение же наступило только тогда, когда отменили наиболее одиозные нормы, вроде специальной торговой сессии, и прекратили искусственно сдерживать рост доллара за счёт валютных резервов ЦБ. Почувствовав смягчение режима, капитал начал возвращаться в Россию.

«ФК»: Вы полагаете, что вообще нет реальных доводов в пользу административных мер?

А. Ч.: Ни одного. Абсолютно. Все они экономически порочны, да и легко обходятся, плодя по пути серый бизнес и коррупцию. Поэтому их надо навсегда исключить из лексикона денежных властей. Для надёжного поддержания стабильности вполне достаточно инструментов курсовой, процентной и бюджетной политик.

«ФК»: А не увеличится ли риск дестабилизации финансового рынка с выходом рубля на мировую арену?

А. Ч.: Наоборот. Надо понимать, что свободно конвертируемый рубль станет куда более интересен, чем сегодня, и поэтому окажется задействованным в значительно большем объёме операций. Он разойдётся по множеству организаций и граждан, в том числе иностранных, которые ранее его не использовали. Значит, намного сложнее станет консолидировать в одних руках достаточный объём рублей для спекулятивной раскачки рынка. Кстати, географическое расширение спроса на рубль – прекрасная помощь в борьбе с инфляцией в России.

«ФК»: Так почему тормозится процесс либерализации?

А. Ч.: Всё дело в том, что одна часть чиновников, ответственных за принятие решений, слабо знает законы рынка, а другая часть элементарно желает подзаработать. Между прочим, во многих странах валютные ограничения были отменены тогда, когда действия представителей власти попали под жёсткий контроль общества, и они прекратили сопротивляться этой отмене.

Мы также добились относительного успеха в либерализации ровно тогда, когда смогли найти и «вырвать жало» у доморощенных регуляторов. Им оказались «хлебные» полномочия ЦБ по предоставлению индивидуальных разрешений на ряд валютных операций. Наша настойчивость в законодательном установлении запрета на индивидуальщину сделала чиновников более покладистыми.

Кстати, зампред ЦБ Виктор Мельников недавно сам признался в общей неэффективности валютного регулирования, главным идеологом которого он всегда являлся. Однако это произошло лишь после фактического лишения его права «рулить» валютой. Это лишний раз подтверждает, что всё навороченное «администраторами» было зря. Но, интересно, последует ли наказание за регулятивное нормотворчество, приведшее к грандиозным потерям российской экономики? И кто ответит за нынешнюю задержку в освобождении рубля?

Интервью подготовил Сергей Хорошев.


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook