В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

В газете "Ведомости" опубликована статья А. Мамонтова с критикой кампании по вхождению банков в систему страхования вкладов


А.Н. Мамонтов, президент ММВА
Ведомости, 12.10.2005, №191 (1472)

ИЗГНАНИЕ "КОЗЛОВ"

Коррумпированное и неэффективное российское чиновничество является главным тормозом экономического развития страны», - говорится в опубликованном недавно докладе экспертов ОЭСР. Им вторят и аналитики Всемирного экономического форума, опустившие Россию в своём рэнкинге конкурентоспособности из 117 стран с 70-го на 75-ое место. По их мнению, Россию тянут вниз «вопиюще неадекватные общественные институты, несоблюдение прав собственности, господство коррупции и преступности». Тема прогрессирующего в стране мздоимства звучит теперь и почти в каждом выступлении Президента.

Откуда же берутся эти точки роста, а точнее, постыдного падения?

Ответ на этот вопрос помогают найти примеры из практики регулирования банковской деятельности, в частности её нынешнего «хита» -  введения системы страхования вкладов (ССВ).

Сегодня растянувшееся более чем на полтора года интригующее realty-show под названием  «Чистилище, или Кто войдёт в последний вагон ССВ?» близится к своей драматической развязке. У банков, не прошедших горнило испытаний после первого и второго этапов отбора, осталась лишь призрачная надежда на удовлетворение поданных ими апелляций, либо на высочайшее «помилование» председателя ЦБ РФ. Всех же, кто не окажется в рядах «белых и пушистых», ждёт незавидная участь стать изгоями банковского сообщества. Воистину: «И соберутся перед Ним…; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую… Тогда скажет тем, кто по левую: идите от Меня проклятые…» (Мф, 25).

Что ж, пришло время оценить самоотверженную и подвижническую деятельность Комитета банковского надзора (КБН) Банка России по «наведению порядка в банковской системе».    

Пейзаж после битвы

Принятие после почти десятилетних дебатов и вступление в 2004 году в силу многострадального закона о страховании  вкладов стало действительно важной вехой в эволюции российской банковской системы. Да, у закона в его окончательном виде были и остаются определённые минусы, однако, в целом, его роль трудно переоценить. Закон способствовал реальному обеспечению прав основной массы вкладчиков, существенно повысил доверие населения к государству, создал условия для дальнейшего роста ресурсной базы банков. 

Однако эффект от этого закона был бы намного большим, если бы не предложенная Банком России схема его реализации. На плечи закона было возложено бремя, на которое он вовсе не был рассчитан, и тяжесть которого лишь затруднило ему выполнение его основной функции. Причём до такой степени, что сегодня, после полуторалетних кровопролитных «боёв», уже трудно понять, что изначально было главной целью закона, – защита прав вкладчиков, или же ожесточённая борьба с чрезмерно расплодившимися, по мнению руководителей банковской отрасли, поднадзорными им кредитными предприятиями? Здесь, правда, нельзя не заметить, что как раз по этому показателю мы выглядим далеко не столь экзотично, сколь по другому – числу сотрудников Центробанка на 100 000 душ населения, а именно 55, то есть почти в 5 -7 раз больше, чем, скажем в США или Европе.

Итак, ЦБ РФ решил воспользоваться представившейся ему возможностью и осуществить свои давнишние планы по зачистке банковской системы от «нехороших» кредитных организаций, причём громко и разом, а именно методом «ковровых бомбардировок». То есть подвергнуть испытаниям все российские банки, которым ранее он же выдал лицензии на работу с частными вкладами. (И даже, соблюдая правила игры и формальную объективность, Сбербанк России, которому по результатам проверки комиссия выкатила целый перечень претензий и замечаний, оставленный, впрочем, фигурантом без всякого внимания и не ставший, тем не менее, причиной для отказа в допуске к ССВ.) Что ж, так, разумеется, проще. Да и намерения благие. Удалось ли ими вымостить дорогу в рай?

Судите сами. На первом этапе из 1150 банков, подавших заявление на вхождение в ССВ, отказано было 326. Повторные ходатайства подали 265 из них, из которых не прошли уже 160 банков. Всего к окончанию срока повторного рассмотрения подтвердили ранее выданную им лицензию на работу с "физиками" 909 банков, ещё 18 получили это право впервые. Итого 927 банков. За бортом остались 274 из 1218 российских банков. Если вычесть из них 33 банка, добровольно отказавшихся от прохождения вступительных процедур, то окажется, что отсеялся 241 банк. Если же из этого числа вычесть ещё и тех, кто получит желанный доступ после апелляций, помилования и судебных споров с ЦБ, а также тех, кто переживёт отлучение от ССВ за счёт сохранения других ниш бизнеса, то итоговый результат от широко заявленной кампании окажется весьма обескураживающим.

Берёмся утверждать, что если бы ЦБ РФ, отозвавший за тот же период несколько десятков лицензий, просто повысил бы чуть-чуть свою оперативность в надзорной работе, то добился бы тех же успехов. Без громкого пиара, без показухи, рекламного эксгибиционизма, и самое главное, без неоправданных жертв со стороны большинства ни в чём не повинных банков.

Кто не выиграл?

Двести банков, не допущенных в ССВ. Тот ли это эффект, который стоил стольких потрясений остальной тысяче, а практически всей банковской системе страны в течение полутора лет. Кто в результате этого выиграл? Крупные банки? Не думаем. С отсеянными банками они и прежде не работали на рынке, а возможное привлечение части их клиентской базы слишком мало отразится на масштабах бизнеса этих гигантов. «Вот если бы в системе осталось полсотни банков, тогда - да.» Эфемерность достигнутого позитива соседствует с вполне реальным негативом. Так, «некризис» (в терминологии ЦБ) лета 2004 года стоил «крупняку», равно как и другим банкам, значительных моральных и материальных затрат. Кроме того, уже сейчас возникающая конкуренция со стороны небольших банков, получивших вожделенную пиктограмму участника ССВ и возбуждающих вкладчиков более высокими процентными ставками, способна доставить немало неприятностей и остальным банкам, и стабильности рынка в целом. Так, может быть, выиграли средние и мелкие банки? Вряд ли. Полагаем, именно им пришлось вынести всю тяжесть издержек, связанных с преодолением громоздких, малопонятных и затянутых вступительных процедур. К тому же у них не могли не возникнуть потери от оттока в ходе длительной кампании наиболее нервных клиентов. Население? Едва ли. Во-первых, оно вообще, как показывают опросы, не в курсе этих событий и новаций ЦБ. Во-вторых, доля незащищённых законом вкладов до 100 000 рублей в отсеянных банках составляет не более 1,9%. В-третьих, рядовые граждане также понесли значительные потери в ходе прошлогоднего кризиса от крушения ряда банков и от досрочного изъятия своих вкладов в устоявших кредитных учреждениях. Кто же? Банк России? Государство? Что ж, ЦБ РФ,  по-видимому, будет из кожи вон лезть, чтобы доказать правильность своего выбора, однако, гром его победных реляций об итогах проведённой кампании, станет лишь прикрытием её очевидного провала. Незавидные способности руководства ЦБ принимать продуманные решения в сфере банковского надзора, отсутствие должного контроля над ним, становятся лишним свидетельством недостаточной эффективности самой государственной власти.

Кто выиграл?

И всё-таки есть те, кто, безусловно, выиграл от всей кампании по приёму в ССВ. Это –  чиновники. Рядовые и нерядовые исполнители из бесчисленных проверяющих комиссий и комитетов. В самом деле, нечёткие критерии, непрозрачная процедура отбора, ступенчатость рассмотрения заявлений, когда задержка с принятием решения даже в несколько недель существенно отражается на бизнесе банка, - всё это не могло не создать основу для произвольных и субъективных действий. Избежать негативного для себя результата рассмотрения даже в нашей пока не самой коррумпированной стране проще всего, «договорившись» с чиновником. Ведь и того вводят в соблазн и простота изъятия, и восхитительные размеры возникающей бюрократической ренты. Цена за сохранение действующего и успешного бизнеса по определению выше, чем плата за его запуск. Природа чиновника, однако, такова, что изначально она соблазняется возможностью получения взятки, а потом уж ею самой и её размером. Противостоять росту коррупции можно лишь, не создавая этих самых новых возможностей.

Перечисленных выше негативных моментов можно было бы избежать изначально, допустив в ССВ все банки, которым ЦБ РФ ранее уже выдал разрешение на работу с физлицами. После чего ввести жёсткие (возможно даже более жёсткие, чем прежде), но чёткие, понятные и конкретные требования, при несоблюдении которых эти лицензии аннулируются. Должны быть созданы и прозрачные процедуры рассмотрения и разрешения спорных ситуаций. Понятно, что всё это требует кропотливой работы, открытости и готовности к диалогу, но такой сценарий и правила игры были бы приняты всем банковским сообществом. Выигрыш от этого был бы очевиден для всех. Кроме коррумпированного чиновника.

Между тем, впереди новые испытания, новые проверки. Не следует обольщаться. Окрылённому успешной жатвой чиновнику грезятся новые планы по вторжению в банковскую систему за сбором новой дани.


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook