В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

"Конкурентоспособна ли наша власть?": статья Президента ММВА А.Н. Мамонтова в газете "Ведомости"


А.Н. Мамонтов, президент ММВА

Газета "Ведомости", 11.01.2005

Конкурентоспособность власти

Год назад президент страны, отвечая на вопрос, какой ему видится «общенациональная объединительная идея», высказался в том смысле, что неплохо было бы, если бы в основе такой идеи лежал лозунг «конкурентоспособности». При этом специально было подчеркнуто, что такую задачу, - достижение конкурентоспособности, - должны ставить перед собой не только нация или экономика в целом, но и каждая отрасль, предприятие или отдельная личность. Резонно было бы сегодня в связи с этим спросить, а насколько продвинулась в решении столь амбициозной задачи сама власть?

Прямо скажем, достижений здесь не слишком много. Так, в глобальном рэнкинге конкурентоспособности, составленном экспертами Всемирного экономического форума, в разделе «качество госинститутов» Россия в списке из 104 стран откатилась с 81 на 89 место. В числе перечисленных при этом недостатков фигурируют такие, уже ставшие нам привычными, как незащищённость прав собственности, «фаворитизм» чиновников, зависимое судопроизводство. Уже сейчас отсутствие прогресса в улучшении качества госуправления сокращает темпы роста ВВП на 1,0-1,5% в год. По оценкам даже  правительственных экспертов, в ближайшие годы нас ждёт замедление, а возможно и остановка темпов экономического роста. И что же? Существует ли в общественном арсенале средств механизм, способный эффективно и, главное, своевременно решить проблему неконкурентоспособного государственного управления?

История взаимоотношений власти и общества в России (и не только в ней) показывает, что они традиционно строились на антагонистической основе. Власть, используя силу своего репрессивного аппарата, по произволу, либо в рамках ею же установленных норм и законов, всегда доминировала над обществом.

Фактически она выступала как некая чужеродная и враждебная ему сила, как «оккупационный» режим. Русский историк Н.И. Костомаров, характеризуя систему управления в России в XVIII веке, писал, что чиновники и воеводы «правят народом так, что не пастырями, но волками, в стадо ворвавшимися, называться могут», и что «всякая казённая служба до крайности омерзела в глазах русского народа». Изначальный и перманентный конфликт власти и общества лежал и лежит в основе всех политических процессов. Степень и форма разрешения этого конфликта, принципиально не меняя позиций сторон в нём, тем не менее, становилась решающим фактором с точки зрения конкурентоспособности страны и её экономики.

На днях в Украине пройдёт церемония приведения к присяге нового президента. Итоги сверхдраматичных выборов в этой стране до сих пор оживлённо комментируются, однако, высказываемые мнения пока не выходят за рамки анализа конкретной ситуации, сводясь к оценке эффективности действий той или иной политической команды, а также их союзников. (Конкурентоспособной ли при этом оказалась наша внешняя политика – тема другого разговора). Между тем, эти и схожие с ними электоральные феномены последних лет ясно демонстрируют то, что сегодня мы, возможно, переживаем момент, когда прежним феодально-вассальным отношениям власти и общества приходит конец. Формируется принципиально новая модель их организации как отношений партнёрских, договорных. В прежних моделях, даже тех, которые формально носили или носят демократичный характер, отсутствовал важнейший элемент – механизм прямого контроля общества за соблюдением властью условий «договора» вплоть до его расторжения в случае неэффективного исполнения органами госуправления своих обязанностей. Избирательные кампании в Украине и ряде других стран показывают, что такой эффективный инструмент в распоряжении общества появился. Почему это стало возможным только теперь? В первую очередь потому, что на арену исторического противостояния вышли мощные факторы объективного характера. Первый – глобализация всех мировых, в том числе и политических, процессов. Сегодня игнорирование позиции мирового сообщества, самоизоляция страны в рамках своей автаркической модели развития попросту невозможны, гибельны для неё. Второе – резкое обострение конкуренции на рынке капиталов и в мировой экономике в целом, пространство которой в последние два-три десятилетия значительно расширилось за счёт интеграции в него новых мегарынков. Это выдвигает и новые требования к конкурентоспособности тех или иных моделей организации взаимоотношений власти и общества, власти и бизнеса, как важнейшего условия обеспечения инвестиционной привлекательности страны-реципиента. Третье – небывалое развитие информационных и коммуникационных технологий, существенно повысивших способность общества воздвигать эффективные барьеры противодействия власти там, где она пытается использовать прежние насильственные методы подавления воли и сознания людей. Достижения в вышеназванных технологических областях способствовали решению проблемы оперативного распространения информации, создания её альтернативных источников, повышения скорости принятия решений и оповещения о них протестного населения, улучшению качества самоорганизации и самомобилизации общества. События в Украине свидетельствуют не о торжестве анархии, не об отказе от доверия к государственным институтам власти вообще, а о росте зрелости общества, о том, что формальное декоративное народовластие при фактическом сохранении прежних дискриминационных отношений с властью оно отвергает.

Понимание того, что в основе процессов, происходящих сегодня в окружающих нас странах, лежит не посягательство на наши геополитические интересы, не происки иностранных спецслужб, а в первую очередь диалектика исторического развития и вызов со стороны гораздо более конкурентоспособных моделей государственного управления, является ключевым моментом. Негативная, или пренебрежительная оценка властью т.н. «бархатных» революций, говорит о её неспособности к объективному и глубокому анализу этого феномена, об отсутствии стратегического мышления и современных подходов к методам управления государством, и, в конечном счёте, к недооценке реальной, а не мнимой угрозы для его безопасности и стабильности. Ещё большую угрозу несут в себе попытки перераспределить в свою пользу уже сбалансированные прежде институты власти. Ограничение избирательных возможностей общества (пусть даже временное и с самыми благими намерениями), ведёт к снижению у него авторитета выборных органов власти вообще, деградации способности к самоорганизации и самоуправлению в частности и к восстановлению в конечном счёте той самой архаичной модели отношений с властью, которая уже доказала свою неконкурентоспособность.

Адрес статьи в Интернете

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2005/01/11/85466


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook