В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

А. Черепанов: "Надо полностью освободить банковскую систему от функций контроля за операциями клиентов"


А. Черепанов, Председатель совета ММВА

Журнал "Деловые люди", август 2004, № 161

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС: ВХОД БЕСПЛАТНЫЙ

Если судить объективно, то вину денежной власти в организации кризиса доверия надо признать полностью доказанной.

Кто не помнит неоднократные заявления ее видных представителей о стимулировании слияний и поглощений в банковском секторе, о планируемой «зачистке» кредитных учреждений и их отсеиванию через селективный допуск в систему страхования вкладов?! Довершил дело отзыв лицензии у «Содбизнесбанка» за недостаточно активное доносительство на своих клиентов.

Такой стройный ряд событий вряд ли свидетельствуют об их случайности или стойкой неспособности руководства ЦБ к прогнозированию последствий принимаемых им решений. Цепь банков упорно раскачивалась, и, в конце концов, из нее стали выпадать отдельные, не всегда самые слабые звенья. Впрочем, ЦБ явно не торопился выносить с поля тела поверженных, чтобы не давать лишний повод для обвинений в кампанейщине.

Российские особенности

Довольно высокая инфляция, слабая вера в надежность финансовой системы и отсутствие стабильно больших объемов собственных средств – вот три основных причины, по которой ни граждане, ни организации не несут в российские банки большие деньги на продолжительный срок. Привычные для других государств источники длинных пассивов – пенсионные накопления – тоже не достаются подавляющему количеству отечественных банков.

Однако экономика требует долгосрочных капитальных вложений. Потому и приходится идти на риск кассового разрыва: давать взаймы на большой срок, перекрывая периодически образовывающуюся финансовую брешь дешевыми короткими ресурсами с межбанковского рынка и бесплатными клиентскими остатками. Это, кстати, наиболее распространенный способ получения банками дохода для компенсации их непроизводительных издержек. Солидная доля их приходится на выполнение государственных задач. На банки повесили и проверку кассовой дисциплины клиентов, и валютный контроль, и противодействие «отмыванию» денег, и снабжение ЦБ обширной статистической документацией…

В таких условиях сохранение доверия к себе со стороны партнеров – единственная возможность удержаться на плаву. Если оно теряется, банки неизбежно падают. Это имеет отношение ко всем их категориям без исключения – и малым, и большим. Даже Сбербанк, обладающий фантомной гарантией государства, не является исключением. Вот почему стоило только появиться в подготовленной ЦБ среде ядовитым слухам о финансовых институтах, к которым власти имеют претензии, как банки быстро свернули лимиты операций с ними. А заодно, на всякий случай, и со многими другими контрагентами. И кредитный рынок встал. Печальную картину дополнили требования о возврате вкладов. За этим не могла не последовать потеря текущей ликвидности множества банков с соответствующим прекращением кредитования экономики.

Важно заметить, что эти проблемы не затронули организации, специализирующиеся на «чернушных» операциях по обналичиванию денег. Они даже выиграли, приобретя право резко поднять комиссионные за дополнительный риск.

Государственная психотерапия

После нескольких недель безучастного наблюдения ЦБ отреагировал на ситуацию бессмысленным понижением ставки рефинансирования и несущественным расширением списка ценных бумаг, под который он готов кредитовать банки. Он также сократил в два этапа обязательные резервы. Последнее, безусловно, прибавило оптимизма. Но не столько банковскому сообществу, сколько кредиторам и вкладчикам. Части из них удалось без проблем получить обратно свои сбережения, чтобы перевести их в госбанки, зарубежные «дочки», а также в наличную форму. Большая сумма денег попала на товарный рынок, разгоняя на нем инфляцию.

В итоге те финансовые институты, которые занимались активным кредитованием экономики, рассчитались с некоторыми из своих теперь уже бывших клиентов за счет «схлопывания» надежных активов. Другие же банки продолжали захлебываться в чрезмерно большой ликвидности, не рискуя выходить с нею на межбанковский рынок. И для тех и для других резко снизилась возможность заработка.

Последующие действия ЦБ оказались совсем уж оригинальными. Он разместил депозит в принадлежащем правительству «Внешторгбанке», которому таким образом, в нарушение антимонопольного законодательства, помог приобрести активы рухнувшей в результате кризиса «Гуты». Фактически произошла национализация одной из крупнейших финансовых групп. Кроме того, ЦБ неожиданно взял на себя роль гаранта по вкладам граждан до 100 тыс. рублей, размещенных в тех банках, которые не вошли в систему страхования.

То есть оказалась отвергнутой им же ранее навязываемая идеология избранности. Получилось, что многочисленные сотрудники надзорного блока ЦБ совершенно напрасно мучили себя и банки тщательными проверками на предмет предоставления права допуска в эту систему. В нарушение элементарных принципов страхования в нее попали скопом все.

Но, как пояснили инициаторы этого нововведения, оно было рассчитано исключительно на психологический эффект. Дабы многочисленные мелкие вкладчики не толпились у офисов банков, наглядно опровергая заявления руководителей ЦБ об отсутствии кризисной ситуации. Понятно же: если нет очередей у банков, значит, нет и кризиса!

Однако нам не доказали сколько-нибудь значимую пользу для банков в государственном гарантировании возврата размещенных у потенциальных банкротов мелких сумм. В то время как под такую гарантию не попали ни средства организаций, ни подавляющая доля средств граждан в частных банках.

Вероятно, денежная власть посчитала, что общество беспокоит лишь одна порожденная ею проблема: неспособность ряда банков рассчитаться по копеечным вкладам. Поэтому она ограничилась тем комплексом мер, который создавал эффект решения именно этой проблемы.

Дорогие ошибки

К сожалению, последствия разразившегося кризиса оказались куда более тяжелыми. Стоит перечислить главные из них.

Первое: резкое падение объемов кредитования экономики коммерческими банками. Действительно, с середины мая, когда зародился кризис, отмечается нетто-отток кредитов, предоставленных нефинансовому частному сектору. Между прочим, такого не отмечалось ни разу за последние пять с половиной лет – с октября 1998 года! Значит, не стоит строить иллюзии по поводу быстрого роста экономики, он не происходит без наращивания ее коммерческого финансирования. Особенно от кредитного голодания пострадает малый бизнес, не располагающий собственными ресурсами развития.

Второе: в связи с по-прежнему низким уровнем доверия к банкам и, следовательно, отсутствием каналов их рефинансирования, а также из-за убыточности банковской деятельности весьма вероятны новые случаи дефолтов. И их воздействие на финансовый рынок и экономику в целом будет тем драматичнее, чем успешнее ЦБ завершит нынешний сеанс успокаивающего гипноза.

Третье: уже реализуется риск распространения банковского кризиса на смежные секторы экономики, в частности на строительство.

Четвертое: отмечаемый в острый период кризиса повышенный спрос на иностранную валюту свидетельствует о том, что деньги из оказавшихся ненадежными банков граждане часто конвертируют в долларовый «нал». Значит, стимулируется рост серого бизнеса. Такие проблемы в своей совокупности при продолжении страусиной политики властей неминуемо переведут кризис в новую, еще более опасную, чем ныне, фазу. Будет ли это ближайшей осенью, покажет время.

Однако еще имеется реальный шанс остановить «эскалацию напряженности». Для этого надо объявить мораторий на отзыв лицензий у финансово благополучных банков. Чтобы рынок мог прогнозировать свои кредитные риски на основании анализа операционных показателей, а не слухов о претензиях властей. А те, в свою очередь, не могли отнять деньги кредиторов и вкладчиков вместе с банковской лицензией. В дополнение к этому было бы крайне полезным публично отказаться от политики искусственного сокращения количества банков.

Не должно быть дискриминации по величине капитала, числу собственников и т.д. Наоборот, необходимо заявить о твердой поддержке небольших банков, которые незаменимы для малого и среднего бизнеса. И наконец, требуется полностью освободить банковскую систему от осуществления каких-либо функций контроля за операциями клиентов. Надо понимать, что задача банков – в организации расчетов, аккумулировании временно свободных средств и предоставлении их надежным заемщикам. И ни в чем ином.

В противном случае им становится некогда развивать качество услуг, заниматься снижением рисков и другими полезными для себя и общества делами. В целях профилактики конфликта интересов контрольные функции должны осуществляться самими же государственными ведомствами.

Можно быть уверенными в том, что банковское сообщество, со своей стороны, деятельно поддержит усилия представителей денежной власти, пришедших вместо тех, кто дискредитировал свою профессию. И, если они не станут повторять ошибки предшественников, вера в ответственность и объективность руководства ЦБ быстро восстановится, а спровоцированный им кризис закончится.

Адрес статьи в Интернет
http://www.dl.mk.ru/article.asp?artid=36309


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook