В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

А.Мамонтов: "Нужны политические решения, свидетельствующие о том, что своей приоритетной функцией власть по-прежнему считает защиту прав собственности"



Ведомости, 19.07.2004, № 125 (1165)

А. Мамонтов

Антикризисные антимеры

Деловая общественность широко комментирует последние меры ЦБ РФ, направленные на преодоление банковского кризиса. Оценки при этом звучат чаще всего положительные и даже хвалебные, а сами руководители банка поспешили отрапортовать о достигнутой победе. Позволим себе, однако, высказать иную, не столь лицеприятную точку зрения.

Роль государства в рыночной экономике заключается прежде всего в защите прав собственности, а уж затем в создании эффективного режима управления ею. Если первая из двух названных функций надлежащим образом не выполняется, то и вторая теряет смысл. Усилия регулятора ясно показывают, что власть так и не осознала, что причины банковского кризиса лежат не в психологической или регулятивной области, а именно в области соблюдения прав собственности. События в Содбизнесбанке и Кредиттрасте ясно показали, что вторжение в эти права может быть и внезапным и разрушительным для любого кредитного учреждения. Последовавшие за этим грозные заявления властей о имеющихся у них «вопросах» к десятку других банков породили стойкое убеждение в том, что упомянутые события не случайный эпизод, а начало кампании по "наведению порядка" в банковской системе. Поскольку всем известно, что при таком "наведении" у нас редко используются лазерные прицелы, то перспектива пасть жертвой "ковровых бомбардировок" стала реальной практически для любого банка. Так, вопреки заявленной пять лет назад угрозе найти и замочить бандитов в некоем абстрактном сортире, разнести потом пришлось практически все конкретные, вместе с оказавшимися с ними неподалеку иными зданиями и сооружениями.

Первой по значимости в ряду вышеуказанных антикризисных мер ЦБ называется сокращение с 7,0% до 3,5% нормативов отчислений в ФОР. Банковские ассоциации даже назвали этот шаг "колоссальным сдвигом". Между тем, данная мера мало что меняет. Во-первых, половина этой суммы поступит в государственные банки, которые проблем с ликвидностью итак пока не имеют. Во-вторых, сокращение резервирования средств под обязательства банков в нынешней ситуации означает лишь провоцирование нового витка кризиса. Ведь ясно, что при таком сокращении права и требования клиентов будут обеспечены гораздо меньшими провизиями и, соответственно, подвергнуты большему риску. Соответственно, за этим последует изъятие клиентских средств из большинства банков с последующим их переводом либо в Сбербанк, либо в наличную валюту и далее - в «Подматрасбанк». В-третьих, и это самое главное, указанный шаг ЦБ никоим образом не влияет на устранение главной причины кризиса - резкого роста недоверия к способности и готовности власти защищать права собственности. Руководство ЦБ в страхе за свои места лишь пытается сбить температуру, не диагностируя само заболевание и не предлагая властям действенных способов его лечения. Сокращение нормативов отчислений в ФОР могло бы сыграть действительно положительную роль, но не как антикризисная мера, а напротив, как инструмент оптимизации управления собственностью в ситуации, когда решена главная задача - обеспечена её защита. Аварийный характер принятого решения с большой степенью вероятности говорит о том, что в случае преодоления кризиса (естественно не в результате действий ЦБ), нормативы вновь будут повышены под предлогом, скажем, борьбы с инфляцией.

Ещё провокативнее с точки зрения не позитивного, а негативного влияния на кризисную ситуацию выглядит решение ЦБ о предоставлении 700 млн. руб. кредитных средств Внешторгбанку для покупки Гута-банка. Данный шаг свидетельствует в лучшем случае об избирательности и беспорядочности в действиях регулятора, а в худшем - о фаворитизме в отношении конкретных коммерческих структур, причём как спасаемых, так и спасающих. И то, и другое в глазах общества не укрепляет авторитет регулятора, как органа власти, отвечающего за эффективное и системное выполнение функций защитника прав всех собственников, а не отдельных субъектов. Соответственно, причина, вызвавшая банковский кризис, а именно недоверие к действиям властей, указанными действиями ЦБ никоим образом не устраняется, а напротив усугубляется. К прежним подозрениям добавляется ещё и растущее убеждение в том, что начался передел собственности и в этом переделе определённые структуры власти имеют свои интересы.

Судьбоносным решением названо также принятие антикризисного закона, гарантирующего возврат вкладчикам банков, не вошедших в систему страхования вкладов, до 100 тыс. руб. Якобы это должно остановить отток клиентских средств из банков, подвергнувшихся атаке слепого случая, слухов или недобросовестных конкурентов. На деле же и эта мера с точки зрения преодоления кризиса мало, что решает. Статистика показывает, что доля указанных (и ниже) сумм в совокупном объёме клиентских средств в большинстве банков невелика, и принятие вышеуказанного решения защищает скорее определённые категории вкладчиков, чем банки. Вместе с тем и это решение показывает, что власти, диагностируя лишь психо-эмоциональный криз у "больного", прибегают к седуктивным, успокаивающим способам лечения.

Прогноз развития событий в связи с этим крайне негативный. Кризис будет разрастаться. Даже если его удастся на время загнать в глубину, он очень скоро выйдет вновь на поверхность и с гораздо большей разрушительной силой. Уже сейчас он распространяется на другие сектора рынка, прежде всего на рынок облигаций, на строительный рынок и рынок недвижимости, на валютный рынок и рынок акций. Банки подвергнутся новым ударам уже ввиду обесценения своих активов и залогов. Возрастут риски невозвратов. Снизится и уже начал снижаться объём коммерческого кредитования. Уже в мае темпы роста кредитования экономики упали более, чем в три раза. Понизится рентабельность банковского бизнеса, его инвестиционная привлекательность. Остановка всё новых и новых банков приведёт к обострению проблемы неплатежей, росту потерь в реальных секторах экономики. Достижение амбициозных целей удвоения ВВП и сокращения вдвое уровня бедности придётся  отложить до лучших времён.

Что же нужно делать, чтобы локализовать, а затем и преодолеть кризис? Нужны политические решения, свидетельствующие о том, что своей приоритетной функцией власть по-прежнему считает защиту прав собственника.

Власть должна признать свою ответственность за возникшую ситуацию, воздав должное тем, кто своими  некомпетентными действиями спровоцировал кризис.

Необходимо ввести мораторий на отзыв банковских лицензий по любым основаниям, кроме тех случаев, когда возникает прямая угроза интересам вкладчиков и кредиторов.

Необходимо освободить банки от несвойственных им функций контроля за соблюдением налоговой и кассовой дисциплины, а также агентов валютного и таможенного контроля.

Необходимо отказаться от практики национализации проблемных банков путём предоставления на эти цели кредитов ЦБ, кредитовать вместо этого сами банки под залог имеющихся у них или у их собственников высоколиквидных активов.

Необходимо ликвидировать многовластие в области банковского надзора, становящееся дополнительным фактором нестабильности и ведущее к хаосу.

Необходимо рассмотреть вопрос о целесообразности существования т.н. службы финансового мониторинга - ведомства, эффективность работы которого едва просматривается, тогда, как ущерб, наносимый им, очевиден, а его амбиции стать по сути ещё одним регулятором рынка крайне опасны.

Необходимо также подвергнуть серъёзному пересмотру действующее т.н. «противоотмывочное» законодательство, которое перенацеливает и власть, и общество с решения реальных проблем на поиск «врагов».


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook