В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

Председатель Совета ММВА А. Черепанов: "ЦБ имитирует полезную деятельность" (интервью "Родной Газете" 20.02.2004 и статья в журнале "Деловые люди")


"РОДНАЯ ГАЗЕТА" № 42, 20 февраля 2004 г., полоса 6

ЦБ ИМИТИРУЕТ ПОЛЕЗНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Большие резервы — за наш счет

Золотовалютные резервы России достигли очередного рекордного значения. По состоянию на 6 февраля их объем составил 84,3 млрд. долларов. Между тем по состоянию на 30 января их объем составлял 84,1 млрд. долларов. Таким образом, за неделю золотовалютные резервы выросли на 200 млн. Плохо это или хорошо? Ситуацию комментирует председатель совета Московской международной валютной ассоциации Андрей ЧЕРЕПАНОВ.

— Прежде всего давайте уточним, что за деньги приходят к нам в страну. Это так называемый горячий капитал?

— В основном да. В том числе это суммы, привлекаемые из-за рубежа в виде кредитов. Российские банки получают валюту, продают ее за рубли, покупают рублевые активы и через некоторое время делают обратную операцию, зарабатывая на росте курса рубля. Кроме того, в начале этого года ряд участников рынка закупал валюту, надеясь на ее предстоящий рост, а когда выяснилось, что этого не произошло, продал ее. В том, что такие солидные суммы гуляют по рынку, нет ничего удивительного. Процесс провоцируют сами денежные власти — ЦБ и Минфин.

— А в чем состоят провокации?

— ЦБ и Минфин делают крайне выгодным привлечение краткосрочных спекулятивных капиталов. Они постепенно снижают курс иностранной валюты, стимулируя ее продажу. Ведь потом можно будет купить ее по более низкому курсу. Да еще активно предлагают рублевые инструменты, чтобы на них успеть хорошо заработать. Это государственные ценные бумаги и все новые и новые «стерилизационные» инструменты Банка России.

Заявляется, что они используются для сдерживания инфляции. Мол, если деньги не изымать в закрома ЦБ, то они попадут на потребительский рынок и вызовут дополнительный рост цен. На самом деле это имитация полезной деятельности. Те средства, которые привлекаются, скажем, в недельные депозиты Банка России под 1%, никакого отношения к потребительскому рынку не имеют. При инфляции в 10—12% все понимают, что надо покупать товар сегодня, потому что завтра он будет стоить дороже. Поэтому в ЦБ несут не те деньги, которые могли бы пойти на потребительский рынок и разогнать инфляцию. Инфляция разгоняется при возврате денег, так как получаемые инвесторами проценты — не что иное, как дополнительная и ничем не обеспеченная денежная эмиссия.
А недавно один из членов совета директоров ЦБ начал активно пропагандировать свое новое «достижение» — готовность привлекать мелкие депозиты из регионов. Как будто если ЦБ стерилизует на пару недель по миллиону рублей из нескольких провинций, то российская инфляция сойдет на нет!

— К каким последствиям приводит такая политика денежных властей?

— К выкачиванию средств из российского бюджета. Когда Минфин платит проценты по привлеченным средствам, эта сумма напрямую сокращает бюджет. Когда платит ЦБ, он снижает свою годовую прибыль, а с нею и собственные выплаты в бюджет. Кстати, в связи с постепенным снижением официального курса иностранной валюты ЦБ пересчитывает свои валютные резервы и у него появляются курсовые убытки. Если на начало 2003 года его номинированные в долларах США активы (в тот период около 40 млрд.) стоили 31,8 рубля за доллар, а теперь — 28,5 рубля, то они обесценились более чем на 130 млрд. рублей. Значит, только по этому объему золотовалютных резервов ЦБ недоплачивает в федеральный бюджет свыше 65 млрд. рублей.
Мотивация денежных властей рассчитана на обывателя. Она основана на мифе о том, что большие валютные резервы и так называемое укрепление курса национальной валюты — это благо. На самом деле ничего доброго в этом нет. Покупая валюту в резервы, государство кредитует чужую экономику. А стратегия падающего курса иностранной валюты крайне вредна для отечественных товаропроизводителей. При этом государство не может поддержать своих бизнесменов, скажем, существенным снижением налогового бремени. Ведь бюджет надо чем-то пополнять.

— Что нас ждет дальше?

— Все опять будет зависеть от тактики денежных властей. Но пока у власти в ЦБ и Минфине будет оставаться команда, которая в свое время довела Россию до долгового кризиса, все будет по-прежнему. Многое зависит лишь от того, сколько выпустят ценных бумаг и как часто будут заявлять о приверженности политики тяжелого рубля. Чем больше будут эмитировать ценные бумаги по высокой ставке, тем интереснее станут спекулятивные операции на рублевом рынке и тем больше будут расти резервы. Не пройдет и пары месяцев, как они превысят 100 млрд. долларов. Но ведь это все ненадолго, это мыльный пузырь, который надувается, но в конце концов лопнет. Ресурсы все равно потом уйдут обратно, да еще с навесом процентов. Которые по факту оплатят все россияне.

Беседовала Галина Базина

адрес статьи в Интернете
http://www.rodgaz.ru/index.php?action=Articles&dirid=19&tek=8273&issue=

 

Журнал «Деловые люди» № 154-155, январь-февраль 2004

ЧУВСТВО ЛЕГКОЙ ДОБЫЧИ

Попытки Центрального банка подавить инфляцию путем снижения курса иностранной валюты и применения «стерилизационных» механизмов порождают приток горячего капитала. Он активизирует эти же псевдоинфляционные меры и делает ситуацию тупиковой, напоминающей изнурительный бег за собственным хвостом.

Все пять послекризисных лет Центральный банк РФ не допускал в России такого темпа роста курса доллара США, который бы опережал увеличение цен потребительского рынка. Происходил процесс, некорректно именуемый некоторыми экспертами укреплением рубля. Очевидно, что такая политика, особенно явно проявившаяся в 2003 году, по итогам которого Банк России даже снизил внутреннюю цену доллара США, проводилась в интересах сдерживания инфляции. Сомнений нет – цель достигнута. Остается выяснить: какой ценой?

Бумажная крепость

     Низкая стоимость американской валюты удешевила импортную составляющую российской потребительской корзины и привела к снижению оценки темпа инфляции. В свою очередь, подавление инфляционных и девальвационных ожиданий не могло не замедлить скорости обращения денег. Физические и юридические лица не торопились тратить находящуюся в их распоряжении национальную валюту. Весьма эффективно проходило и изъятие денежной ликвидности путем крупных госзаимствований и формирования дополнительными доходами больших остатков на бюджетных счетах в Центральном банке.

     Все это помогало в 2003 году сдерживать рост рыночных цен: он снизился на три процентных пункта по сравнению с предыдущим годом.

     Но дело в том, что в процессе сдерживания противника и в его полном разгроме есть одна принципиальная разница – продолжительность победной эйфории. Так вот, вышеприведенные меры обладают, к сожалению, лишь краткосрочным антиинфляционным эффектом, но рано или поздно их итоговым последствием окажется быстрое раскручивание цены.

     Прежде всего применение этих мер имеет жесткие границы. Нельзя же постоянно, вплоть до смешных величин, снижать курс иностранной валюты. Скорость обращения денег при всем желании тоже не замедлишь до фактической остановки. Нельзя и изъять в бюджет всю денежную ликвидность. Предел возможного, в общем-то, уже рядом, но проблема инфляции сохраняется. А что потом?

     Кроме того, если вдруг в результате экономических, политических или любых иных серьезных событий (например, из-за падения цен на нефть) поменяются настроение и перспективные планы субъектов экономики, произойдет опасный разворот тенденций. Увеличится спрос на иностранную валюту и товары (как импортные, так и отечественные) с соответствующим их удорожанием.

     Катализатором этого инфляционного процесса станет мгновенно увеличившаяся скорость обращения денег. А у властей нет действенного противоядия на этот случай. И чем больше сегодня будет сжиматься спираль, тем больнее получится последующий удар.

     Немалую роль в условиях весьма вероятной нестабильности сыграет также отказ инвесторов от продолжения активной покупки государственных ценных бумаг. Весь накопленный к тому времени долг государства придется рефинансировать под значительный процент. Или возвращать рынку, проводя масштабную денежную эмиссию.

     И, наконец, уже сегодня эффект от проводимой Центробанком политики сдерживания инфляции неоднозначен. Негативным следствием удешевления иностранной валюты является быстрый рост импорта. Так, в 2003 году импорт товаров в Россию увеличился примерно на 20% по сравнению с предыдущим годом. С одной стороны, он позитивным образом влияет на сбалансированность спроса и предложения на доллар США. А также насыщает потребительский рынок товарами и, значит, объективно стимулирует текущее снижение цен.

     С другой стороны, настолько же объективен процесс подавления импортом отечественного товаропроизводства. Российский бизнес даже не всегда успевает начать конкуренцию за качество продукции, как эту самую продукцию замещает импортный аналог. Неизбежное следствие – слабое развитие национальной экономики.

     Кроме того, реализация Банком России в течение почти всего 2003 года тактики медленного и неуклонного снижения курса доллара стимулировала его переток в государственные валютные резервы. К концу года их рост превысил $30 млрд., вплотную приблизившись к восьмидесятимиллиардной отметке. Отсюда – дополнительная денежная эмиссия почти в триллион рублей, порождающая инфляцию.

«Горячий» капитал

     Чувство легкой добычи, которое порождал постоянно теряющий вес доллар, привлекало сонмы международных спекулянтов. Тот факт, что именно они в 2003 году делали погоду на финансовом рынке России, доказывается беспрецедентно большой амплитудой колебаний доходности на нем краткосрочных операций. Иностранную валюту они переводили на счета российских банков-корреспондентов. Те продавали ее в конечном итоге Банку России. Рублевая выручка размещалась в финансовые активы. Спекулятивным инвестициям в этом здорово помогал Минфин РФ, предлагая высокоприбыльные госбумаги. На выходе валютные позиции закрывались с большой выгодой.

     Так, покупка на аукционе в начале февраля 2003 года в тот период самых длинных, девятилетних, облигаций федерального займа принесла инвесторам к концу декабря валютную прибыль в 50% годовых! Разумеется, ничего плохого в том, что на государственных бумагах можно заработать, нет. Как раз наоборот. Но не дело государства и правительства осуществлять солидные расходы бюджета исключительно для подкормки спекулянтов.

     Не вся заработанная таким образом прибыль переводилась за рубеж. Многое оседало в стране, взвинчивая цены на рынке недвижимости и потребительском рынке.

Формула реального успеха

     Между тем надежное обеспечение устойчивости российского рубля, и в первую очередь его внутренней товарной платежеспособности, вполне достижимо. Если организовать правильное лечение т.н. голландской болезни (за которой стоит деградация, перекос экономики в сторону преобладания экспорта сырья и импорта готовой продукции), а не провоцировать ее, то о ней довольно скоро можно будет позабыть. В этих интересах стоит предложить к рассмотрению несколько рецептов на 2004-й и последующие годы.

     Рецепт первый: прекращение процесса обесценивания иностранной валюты на внутреннем рынке России и переход к политике ее медленного роста. Это сократит обширный приток в нашу страну импорта и спекулятивного капитала. А возможный краткосрочный инфляционный эффект такой меры, связанный с некоторым ускорением обращения денег, будет в последующем с лихвой компенсирован стабильно растущей конкурентоспособной экономикой.

     Повышение рентабельности экономики в свою очередь увеличит прямые иностранные инвестиции. Но, имея сугубо производственную направленность, они не будут провоцировать опасности роста цен. Тем более что основная доля прямых инвестиций вновь уйдет за рубеж на оплату импортных технологий и оборудования, не имеющих отечественных аналогов. Они не будут вытеснять российский бизнес, а дополнят его.

     Кстати, альтернативой такой курсовой политики мог бы стать отказ от обязательного использования на территории России рубля и предоставление права субъектам экономики рассчитываться друг с другом в любой иной валюте. В любом случае, это решение оказалось бы много полезнее для экономики по сравнению с нынешним снижением курса иностранной валюты. Хотя вряд ли оно целесообразно по соображениям защиты экономической самостоятельности государства.

     Рецепт второй: отказ от госзаимствований на внутреннем рынке с постепенным снижением совокупной величины долга. Это позволит увеличить за счет высвободившихся ресурсов кредитование реального сектора экономики по приемлемым ставкам, уменьшит зависимость государственных финансов от настроения рынка и сократит процентные расходы властей.

     Рецепт третий, вероятно, сейчас самый важный: незамедлительное законодательное введение режима свободной конвертируемости рубля (СКР) и, следовательно, свободы совершения любых валютных операций. Разумеется, чтобы этот факт можно было считать свершившимся, мировое финансовое сообщество должно признать конвертируемым рубль. Но для начала надо ввести режим СКР формально.

     Это защитит интересы инвесторов, активизирует рациональную экспансию российского капитала за рубеж. И главное – устранит искусственно установленные границы использования нашей национальной валюты. А уже не одну сотню лет известно, что чем больший круг операций валюта обслуживает, тем при прочих равных условиях меньше масштаб цен.

     Когда борьба с инфляцией наконец будет основываться на таких мерах, которые не мешают, а, наоборот, способствуют экономическому росту, то это позволит создавать нормальные условия для инвесторов, вкладывающих средства в реальное хозяйство страны, а не в финансовые спекуляции.


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook