В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

"Избранная Банком России тактика антиинфляционной борьбы является лишь имитацией полезной активности" (статья А. Черепанова в газете "Ведомости")


А. Черепанов, Председатель Совета ММВА.

ФОРмальная роль
(газета "Ведомости", 6 октября 2003 г.)

Вряд ли кто-нибудь сомневается в благотворности снижения инфляции. И поэтому усилия Банка России по противодействию росту цен достойны всяческой поддержки. Но в отчетах и планах мероприятий ЦБ объявляет о весьма спорных способах своего влияния на ценовую динамику - это "стерилизация" ликвидности посредством операций на открытом рынке и высокий норматив отчислений в фонд обязательных резервов (ФОР). Можно вполне обоснованно утверждать, что избранная им стратегия мало соответствует антиинфляционным установкам и является, скорее, лишь имитацией полезной активности.

Открытое сражение: за победу или поражение?

ЦБ привлекает на открытом рынке временно свободные средства коммерческих банков в депозиты или вовлекает их в сделки обратного модифицированного репо, а в ближайшее время, по всей вероятности, "выпустит на волю" еще и БОБРов - свои бескупонные облигации. По состоянию на 1 октября им было "абсорбировано" более 40 млрд рублей. Объем же операций по размещению Банком России средств незначителен. В результате денежные ресурсы, действительно, на время отвлекаются с рынка. Однако не вполне понятно, как вообще можно сдерживать рост цен с помощью возмездного привлечения финансовых ресурсов эмиссионным центром. Ведь в конечном итоге ЦБ возвращает деньги кредиторам и платит по ним проценты. Как следствие, он имеет материальный убыток, что ведет не к снижению, а к увеличению необеспеченной денежной эмиссии.

Зарубежная практика свидетельствует о принципиально иной стратегии проведения операций центральными банками на открытом рынке. Сумма средств, которые они размещают, не просто выше, а часто на порядки выше той, что привлекается ими. Так, согласно опубликованным Европейским центральным банком статистическим материалам, в течение первой половины 2003 г. в среднем он привлекал лишь 233 млн евро, а размещал в операциях на открытом рынке под надежное обеспечение целых 225 млрд евро - почти в тысячу раз больше! Такие действия стимулируют кредитную экспансию банков, способствуют росту национального товарного производства, а значит, и снижению цен на товары. Одновременно с этим в результате существенного превышения своих процентных доходов над расходами центральные банки получают операционную прибыль. А это приводит к снижению денег в обращении и опять же сдерживает инфляционный процесс. Затем солидная часть прибыли перечисляется в государственный бюджет и помогает финансировать его обязательства без повышения налогов на экономику.

Это отнюдь не означает, что ЦБ должен заняться масштабным кредитованием российской экономики. Эмиссионное стимулирование роста, а тем более деятельное участие чиновников в выборе конкретных объектов финансирования никогда не приносили реальной пользы обществу. Но не стоит мешать экономике самостоятельно развиваться, "стерилизуя" столь дефицитные сегодня денежные ресурсы под благовидным предлогом борьбы с инфляцией.

Несъедобные резервы.

Начиная с января 2000 г. российские банки обязаны переводить на специальный счет в Банке России 7% тех средств, которые они привлекли в депозиты (вклады) от физических лиц в рублях, и 10% - по иным источникам привлечения. Это, конечно же, серьезно снижает конкурентоспособность отечественной банковской системы. Тем более что за рубежом такие нормативы значительно ниже либо отсутствуют совсем. Например, тот же Европейский центральный банк установил обязательные отчисления в размере 2% от суммы депозитов, да и то лишь по тем из них, которые размещаются на срок менее двух лет. Средства сроком свыше двух лет и "до востребования" от резервирования освобождены вовсе.

Согласно публичным заявлениям руководителей Банка России, они считают предложение о снижении норматива несвоевременным, принимая во внимание "избыточную ликвидность банковской системы". Не будем особо цепляться к репликам, хотя понятно, что ликвидность банков - это их способность исполнения обязательств, а она в принципе не может быть избыточной. Попробуем определить, чего же в действительности так опасаются денежные власти, упорно откладывая освобождение банков от бремени ФОРа (на начало 2003 г. его общий размер превышал 200 млрд руб. ).

Вряд ли они боятся резкого всплеска инфляции после снижения норматива. Ведь, как было сказано выше, резервы образуются из отчислений кредитными организациями части привлеченных средств. Они фактически принадлежат клиентуре банков, а не им самим. Соответственно, ни владельцы, ни сотрудники кредитных организаций такие средства никак не могут проесть. И объем обязательных резервов не имеет в этом смысле ни малейшего значения: он не может ни стимулировать, ни дестимулировать потребительский спрос банкиров и сопровождаемый им рост рыночных цен.

Единственным прямым эффектом снижения обязательных резервов или полного отказа от них будет увеличение (без серьезных инфляционных последствий) остатков средств на корреспондентских счетах кредитных организаций. Вопрос в том, как банки ими распорядятся.

Норматив кредитного сдерживания Получив в свое распоряжение временно свободные денежные ресурсы из ФОРа, часть из них банки будут держать на беспроцентных корсчетах в ЦБ. Ведь средства "до востребования" могут быть использованы клиентами в любой момент, и надо по ним обеспечивать мгновенную ликвидность. Другая часть ресурсов будет задействована в операциях по извлечению прибыли. Возможно, кем-то будет закуплена иностранная валюта. В нынешних условиях это не опасно - только чуть замедлится темп наращивания золотовалютных резервов ЦБ. Зато коммерческие банки найдут более прибыльное приложение валюте, чем те 1 - 1,5% годовых, которые получает по ней Банк России. Но главное, что произойдет, - кредитные организации смогут больше заниматься самым естественным для себя бизнесом - расширенным кредитованием экономики. Впрочем, видимо, этого как раз и боится руководство Банка России.

Многим покажется удивительным, но в пункте 1. 1 Положения Банка России N 37 от 30 марта 1996 г. "Об обязательных резервах кредитных организаций, депонируемых в Центральном банке Российской Федерации" говорится: "Резервные требования устанавливаются в целях ограничения кредитных возможностей кредитных организаций. .. " Замечательное предложение! Действительно, к чему коммерческим банкам лишняя головная боль, зачем им лезть в реальную экономику? Не готовы они к этому, куда сподручнее проводить краткосрочные спекулятивные операции на рынке госдолга, благо именно под них Банк России всегда рад рефинансировать. А еще лучше помогать ему в "стерилизации", в достижении цели канализировать все денежные потоки на себя. Так меньше риска у банков и ответственности у ЦБ за качество пруденциального надзора.

И в этом деле высокий норматив обязательных резервов - надежный партнер. Стоит от него отказаться, и банки станут меньше тратить на привлечении ресурсов, а самих ресурсов станет больше. Значит, им не придется довольствоваться инвестициями с высоким риском, которые сегодня обеспечивают выплату искусственно завышенного процента, и они смогут кредитовать под более низкую ставку. Появятся новые вполне рентабельные объекты финансирования с невысоким кредитным риском. Начнет активнее увеличиваться товарное производство и насыщаться потребительский рынок. А потом неминуемо остановится рост цен, гарантированно будет побеждена инфляция.

Вот только руководящую и направляющую роль Банка России в антиинфляционной борьбе сложнее станет формализовывать.


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook