В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

На Gazeta.ru опубликована статья А. Черепанова с критикой долговой политики российского правительства


"Остановите правительство!"
Андрей Черепанов, председатель совета ММВА

Разрушительное начало: безрассудство или злонамеренность?

В мае этого года исполнится ровно десять лет со дня проведения первого аукциона по ГКО. Тогда у российского правительства появился инструмент, с помощью которого оно получило возможность финансировать свои расходы, не прибегая к эмиссионным кредитам Центрального банка. Именно такая цель в борьбе с инфляцией обосновывала данное мероприятие.

За первые пять с лишним лет существования ГКО (с середины мая 1993 года по середину августа 1998 года) на аукционах и вторичном рынке было размещено государственных облигаций на общую сумму 1,37 трлн деноминированнных рублей. На даты соответствующих операций это составило в эквиваленте целых $255 млрд.

Однако почти весь этот громадный объем ушел на рефинансирование самого же долга и расходов по нему. В пополнение федерального бюджета поступила лишь его двадцатая часть - $13 млрд. Много это или мало для констатации факта успешного решения антиинфляционных задач, обсудим чуть позже. Пока посчитаем, во что такой "успех" нам обошелся.

Итак, в течение периода, предшествующего замораживанию внутреннего долга, бюджет Российской Федерации понес убыток в виде разницы между номинальной стоимостью облигаций и ценой их продажи, а также осуществил процентные платежи на общую сумму около $50 млрд. А расходы по государственному долгу, которые еще предстояло оплатить (с учетом обязательств по еврооблигациям, выпущенным специально для реструктуризации внутреннего долга), составляли в эквиваленте $30 млрд. Общая же сумма неисполненных обязательств превысила на дату августовского кризиса $84 млрд. Как видим, это в 6,5 раза больше, чем вышеуказанное "чистое" привлечение.

Хорошо работала система заимствований: брали доллар - предполагали отдать почти семь!

Но и это еще не вся правда. Из-за периодически возникающих в то время трудностей со своевременным исполнением своих заемных обязательств Минфин словно заболел долговой лихорадкой. Он собирал деньги повсюду, какие бы кабальные условия инвесторы не предлагали. Так, с ноября 1996 года по июль 1998 года на рынке еврооблигаций было привлечено "живыми" деньгами почти $10 млрд с обязательством возвратить долг с учетом процентов уже в размере $26 млрд.

Проблема неимоверно больших платежей по долгу создала шумовую завесу для проведения залоговых аукционов, в результате которых почти за бесценок были распроданы наиболее лакомые куски госсобственности. На поддержание рынка внутренних заимствований была ориентирована и курсовая политика Банка России, напрочь отбивавшая охоту у предпринимателей развивать отечественное производство. Практически полностью свернулось кредитование реальной экономики - банки предпочитали игры на высокорентабельной площадке ГКО. Чуть позже многие из них погибли под обломками долговой пирамиды, надолго похоронив доверие потенциальных вкладчиков ко всей банковской системе.

В общем, это были пять лет потерянной для экономики страны жизни, колоссальная величина прямых и косвенных убытков.

Потрясающе страшная цена в борьбе против инфляции! Впрочем, а была ли в действительности эта борьба, и дало ли что-нибудь полезного россиянам прекращение эмиссионного финансирования бюджета, ради чего все это и затевалось? Ответ однозначен - нет.

Дело в том, что с самого начала функционирования рынка внутреннего долга Банк России разнообразными способами оказывал ему финансовую поддержку, и на момент кризиса в его операционном портфеле находились государственные ценные бумаги на сумму, в два раза превышающую эквивалент тех самых пресловутых $13 млрд. Это значит, что бюджетное кредитование продолжалось, и никакого отказа от эмиссии не было вовсе.

Понятно, что сама затея создания рынка госдолга в том виде, в котором она реализовывалась в Российской Федерации, была пагубна. К счастью, власти нашли в себе мужество в августе 1998 года прекратить этот беспредел. Но почему-то весь пафос последовавших затем кадровых репрессий пал именно на тех, кто принял трудное, но правильное решение. Наиболее же активные долговые "затейники" не только не понесли наказания, но получили повышение по службе, а то и государственные награды. А как известно, безнаказанность провоцирует рецидивы.

В поисках дефицита

Едва дождавшись, когда осядет пыль финансового скандала, Минфин вновь приступил к крупномасштабным заимствованиям. На внутреннем рынке в течение трех лет, с 2000 по 2002 годы размещено государственных ценных бумаг на 219 млрд рублей. В бюджет были заложены расходы по внутреннему долгу в сумме 58 млрд рублей. Причем за последний год эти величины оказались соответственно в два раза и в пять раз больше, чем за два предыдущих года вместе взятых, и темп их прироста близок к тому, что был в начальный период "первой пятилетки".

Но если пять лет назад заемный аппетит оправдывался хронической нехваткой средств для финансирования бюджетных трат, то теперь, в условиях устойчивого профицита бюджета, выдумываются новые причины.

Вроде необходимости создания индикатора рыночных процентных ставок. Якобы без этого экономика нашей страны лишится важного ориентира. И потенциальные инвесторы будут корчиться в страшных муках, самостоятельно вычисляя приемлемую ставку процента по кредитам.

Видимо, не стоит здесь останавливаться на подробной критике этой и подобных ей "причин". Приведем лишь два аргумента. Во-первых, государственные внутренние заимствования наносят особый вред странам с низким уровнем кредитования реальной экономики, к числу которых относится Российская Федерация. Такие займы вытягивают на себя и без того дефицитные денежные ресурсы и искусственно завышают цену кредитов.

Это в развитых странах власти могут позволить себе эксперименты по росту долга и доходности операций по нему, чтобы избежать перегрева экономики. Наша же экономика будет счастлива, если такая "помощь" прекратится.

Во-вторых, бюджетное законодательство не предусматривает право на госзаимствования в любых целях, кроме текущих потребностей финансирования бюджета. Следовательно, все прочие предназначения попросту незаконны.

Резерв самоликвидации

Картина получилась до безумия оригинальной: российское правительство с гордостью известило о формировании к наступившему году грандиозного финансового резерва, предназначенного для решения долговых проблем. Между тем, сам финансовый резерв более чем наполовину сформирован займами, усугубляющими долговые проблемы.

Казалось бы, за счет дополнительных доходов бюджета, появившихся в прошлом году, было бы логично сразу погашать обязательства "пикового" 2003 года. Однако правительство этого не сделало, а напротив, ещё и разместило госбумаги с погашением в 2003 году. Привлеченные в 2002 году средства увеличили объем финансового резерва. Проблема только в том, что в 2003-м эти же суммы вместе с процентами будут изъяты из резерва - для расплаты с кредиторами.

Так, платежные обязательства, приходящиеся на "пиковый" 2003 год, были искусственно увеличены еще на 41 млрд рублей. А расходы Минфина по заимствованиям снизили на сумму 13 млрд рублей. величину самого резерва. Нереализованный к настоящему времени убыток в 45 млрд рублей (это расходы на погашение вновь образовавшихся обязательств) дополнит процесс самоликвидации финансового резерва в последующие годы.

Расчеты показывают: государственные внутренние заимствования последних трех лет пополнили бюджет всего на 117 млрд рублей, и объективной необходимости в них вовсе не было. Мало того, дополнительные поступления в бюджет можно было не размещать мертвым грузом в Банке России, а использовать на досрочное погашение долговых обязательств того же 2003 года и добиться этим экономии предстоящих расходов не менее чем на 12 млрд рублей.

Таким образом, Минфин за 2000-02 гг. потерял более 70 млрд рублей - это прямой финансовый ущерб, нанесенный федеральному бюджету в течение посткризисного этапа функционирования рынка государственного внутреннего долга Российской Федерации.

В результате бюджетники не получили права на достойное повышение зарплат, а на российский бизнес взвалили дополнительную ношу налогового обеспечения государственной казны.

Но на сей раз отрицательные последствия для экономики оказались гораздо более продолжительного действия: в последнее время госзаймы, как правило, привлекались не на год-два, а на срок от трех до шести лет. Значит, из реального сектора были выдавлены столь необходимые ему долгосрочные инвестиции, а их слой и без того драматически тонок.

Что интересно, ранее произведенные госзаймы не оказывают серьезного содействия властям и в погашении внешнего долга, ведь по состоянию на конец 2003 года их "чистое" привлечение снижается до 76 млрд рублей - суммы, которую без малейших проблем можно будет занять непосредственно перед сроками платежей. Но, вероятнее всего, такого заимствования не понадобится делать вовсе.

Остановите правительство!

На 2003 год запланировано покорение новых вершин внутреннего долга - заимствование 250 млрд рублей на срок до пятнадцати лет. Можно быть уверенными в том, что ставка процента по ним будет довольно высока. По крайней мере, представители правительства неоднократно заявляли о своей заинтересованности в этом. И вот с начала текущего года прошло лишь два с половиной месяца, а на федеральный бюджет в итоге совершенно избыточного размещения очередных пакетов государственных ценных бумаг уже повесили дополнительные платежные обязательства в сумме 84 млрд рублей, из которых на процентные расходы приходится целых 28 млрд.

Причем аукционы были проведены с ужасными для эмитента результатами (имеется в виду низкий спрос на госбумаги. - "Газета.Ru"). Но зато вновь пополнился финансовый резерв правительства, находящийся на беспроцентных счетах в Банке России. Наблюдая за такими неадекватными поступками властей, участники рынка просто молча крутят у виска указательным пальцем.

Удивляет неспособность российского депутатского корпуса разобраться в действительных причинах высоких долговых запросов правительственных чиновников и установить законный порядок формирования и использования финансового резерва. Еще больше удивляет пассивность Счетной палаты и прокуратуры Российской Федерации. Как будто не в их задачу входит определение целесообразности и оценка обоснованности расходов госсредств, а также надзор за исполнением законов федеральными министерствами и их должностными лицами. Словно они не замечают признаков нарушения Бюджетного кодекса и сразу нескольких статей Уголовного кодекса (№№ 165, 201, 285, 286 и 293). А ведь было бы справедливо, чтобы к десятой годовщине рынка государственного внутреннего долга каждому воздалось по заслугам.

Ссылка на статью на сайте gazeta.ru :

http://www.gazeta.ru/2003/03/14/andrej4erepa.shtml


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook