В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
Руководство
Обучение
События
Выпускники
Люди
 

"Обязательная продажа противоречит Конституции и здравому смыслу" (интервью Председателя Совета ММВА А. В. Черепанова газете "Финансовая Россия")


Газета "Финансовая Россия"
№ 40 (303) 31 отктября - 6 ноября 2002

"Пока существуют валютные ограничения, свободно конвертируемого рубля нам не видать"
Интервью с Председателем Совета ММВА Андреем Черепановым

Московская фондовая биржа приняла решение оспорить в Конституционном суде требование об обязательной продаже экспортной выручки. Делается это в тот самый момент, когда практически завершена разработка правительственного законопроекта по либерализации валютного регулирования. И заинтересованные стороны пришли к консенсусу. На этом фоне демарш МФБ выглядит, мягко говоря, нелогичным. За разъяснениями "ФР" обратилась к Андрею ЧЕРЕПАНОВУ, председателю совета Московской международной валютной ассоциации. Именно эта организация всегда оказывала МФБ, что называется, идеологическую поддержку.

- Обращение в КС - похоже, подрыв "мирного процесса"...

- Целый ряд положений законопроекта, который подготовлен для одобрения на заседании правительства, сводит на нет саму концепцию отмены одиозных валютных ограничений. Мы бились за нее начиная с сентября 1998 года и по-прежнему уверены в ее необходимости. А обязательная продажа - это стержень, на который нанизывается основная масса административных норм, противоречащих Конституции и здравому смыслу.

- Оставим суду определить наличие или отсутствие нарушения. Сейчас интересно другое: как можно гарантировать поступление иностранной валюты на рынок в случае отмены обязательной продажи?

- Экспортеры сами вынуждены продавать валютную выручку без каких-либо особых административных норм. Ведь им надо покрывать свои расходы на производство, реализацию продукции, транспорт, платить налоги, погашать кредиты и т. д. Для всего этого они вполне добровольно конвертируют выручку в рубли. По сути, в их свободном распоряжении остается только чистая прибыль. Именно ее экспортеры могут позволить себе оставить в иностранной валюте или обменять на рубли. Но чистая прибыль даже в самых рентабельных отраслях редко превышает 20 процентов от оборота. Следовательно, любая норма обязательной продажи ниже 80 процентов просто абсурдна.

- Может, норма и излишняя, но если никаких проблем экспортерам она не доставляет, зачем ее так упорно оспаривать?

- Обязательная продажа портит деловой климат, наносит существенный ущерб рублю и позволяет Банку России творить произвол. Дело в том, что предусматривается установление особого порядка продажи выручки. Вот Банк России и загоняет ее на валютные биржи, где экспортеры теряют на комиссии, предварительном депонировании средств, курсовой разнице по нашим расчетам больше 1,4 млрд рублей в год. Кстати, правительственный законопроект предусматривает обязательную продажу валюты только на биржах и ЦБ.

- Зато он предполагает отменить систему индивидуальных разрешений...

- Действительно, удалось почти полностью избавиться от упоминания в тексте наиболее одиозных норм вроде индивидуальных разрешений - рассадника произвола и коррупции. Зато масса ссылок на порядки, которые будет устанавливать правительство и ЦБ. А разница-то в чем? Особый порядок - это те же индивидуальные разрешения, только названные по-иному. Закон должен быть чем-то вроде валютной конституции, в которую крайне редко вносятся изменения. Только тогда можно надеяться на существенный рост прямых инвестиций долгосрочного характера.

- Вариант законопроекта, который подготовлен ММВА совместно с РСПП, без изъянов?

- У него есть один существенный недостаток, он недостаточно либерален. Им устанавливается, в частности, система уведомления о проведении ряда капитальных операций и запрет физическому лицу ввозить в страну и вывозить из страны российские рубли и иностранную валюту на сумму, превышающую соответственно 500 тыс. рублей и 10 тыс. долларов. Это те меры, которые позволят налоговым органам быстро адаптироваться к новым реалиям. Валютный контроль объективно необходим только в интересах налогового администрирования. Ну, может, еще для борьбы с отмыванием преступных доходов. Но, с другой стороны, отмена норм, дискредитирующих владельцев рублей, будет означать факт введения режима свободной конвертируемости российского рубля после почти столетнего перерыва. Именно этого мы и добиваемся.

- Звучит заманчиво, но не рановато ли для нашей страны? У нас слишком большая зависимость от внешних факторов.

- Не больше, чем у многих других стран. А чего мы должны бояться, серьезного падения мировых цен на энергоносители? Но от действия административных мер мировые цены обычно не растут. И доходы бюджета, кстати, тоже.

- Валютные ограничения могли бы позволить в случае необходимости выправлять платежный баланс...

- Каким, интересно, способом? Силовым сокращением оттока капитала и повышением нормы обязательной продажи? Да результат от этого всегда один - прямо противоположный декларируемому! Понятно, что со снижением цен на экспортируемые товары падает валютная выручка. Следовательно, экспортеры вынуждены для покрытия своих рублевых затрат продавать ее больше, чем раньше, - уже не 80 процентов, а все сто - и снижать свою инвестиционную активность. И тут еще государство наваливается со своим интересом. Самое естественное в таких условиях - сократить производство, ситуация ведь становится менее благоприятной. Что после этого получится? Еще большее снижение поступлений выручки в страну.

- А девальвационные ожидания?

- Девальвационные ожидания, действительно, могут спровоцировать дополнительное желание купить валюту и рост цен на потребительском рынке. Но они с лихвой гасятся изъятием рублей из денежного оборота посредством продажи Банком России долларов из своих резервов, объем которых вполне достаточен для обмена каждого ранее эмитированного рубля. Но все же лучше в подобной ситуации позволять курсу доллара немного подняться. Этим и только этим можно вновь сделать структуру платежного баланса устойчиво благоприятной и восстановить потенциал развития страны. В любом случае у денежных властей сейчас вполне достаточно сил, чтобы управлять ситуацией экономическими мерами, без "шоковой терапии".

- Может, все же не стоит торопиться с либерализацией, ведь в следующем году будут большие платежи по внешнему долгу?

- Администрирование не способствует решению долговых вопросов. Скорее, наоборот. Есть множество данных, подтверждающих факт усугубления проблем после ужесточения валютного регулирования. Проанализируйте, например, ситуацию первых трех месяцев 1999 года, сразу после увеличения нормы обязательной продажи. Кроме того, проблемы 2003 года уже не существует.

- Но если в административных мерах нет ничего ценного, то почему множество стран от них не спешит отказываться?

- Думаю, это объясняется двумя основными причинами. Первая: администрирование выгодно чиновникам. Оно дает им возможность долго и безбедно существовать. За любым установленным ограничением следует целый шлейф ее обслуги - надо контролировать, перекрывать обходные пути, которые прокладывают предприниматели, отчитываться, разрабатывать новые нормы. Предложения по отмене ограничений рассматриваются самими же чиновниками, а кто добровольно откажется от "куска хлеба"? Вторая причина связана с тем, что стране - эмитенту валюты всегда выгодно замедление скорости обращения ее денежной единицы. Она получает реальные блага, а расплачивается бумажными купюрами или электронными записями по счетам. И чем позже сумма валюты будет предъявлена к обратному обмену на товар, тем лучше для ее эмитента. Вполне тривиальный эмиссионный доход. Видимо, именно поэтому рекомендации такой уважаемой организации, как МВФ, которые даются развивающимся странам, на редкость однообразны: запрет на вывоз резидентами иностранной валюты, жесткий режим капитальных операций, ограничение целей покупки валюты. То есть ровно то, что заставляет относиться к иностранной валюте с особым почтением, держать ее в кубышках без движения. Населению - в матрацах, предприятиям - на счетах в банках. В результате большие суммы валюты "зависают" в других странах на долгие годы.

- Предлагаете бороться с подобной психологией?

- Да. Надо изменить систему координат. Понять, что для россиян ценность - это рубль, а вовсе не доллар. И сразу же поменяется логика действий. Тому же Банку России станет понятна полная бессмысленность валютных ограничений. Желаете вывести из страны иностранную валюту - прекрасно, ее заменит в обращении рубль.

- Думаете, такие планы реальны?

- Вполне. Но они должны реализовываться с крайней осторожностью. И эта осторожность связана не с опасностью объемного вывода иностранной валюты за пределы страны. Проблема имеет прямо противоположный характер. Как бы не спровоцировать ажиотажного сброса валюты на рынке. Тогда Банк России будет вынужден покупать иностранную валюту в больших масштабах, чтобы ее падающий курс не нанес ущерб отечественному товаропроизводителю. Хотя негатив от предполагаемого переизбытка иностранной валюты может нивелироваться. Во-первых, экспансией российского капитала за рубеж. Во-вторых, сокращением экспортных поставок сырья, например, посредством введения повышенных пошлин. И в-третьих, расширением территории, на которой будет активно использоваться наша национальная валюта. А в свободно конвертируемом рубле, без сомнения, будут заинтересованы резиденты других государств, в первую очередь - СНГ. Было бы также нелишним провести комплекс подготовительных мероприятий в денежно-кредитной сфере. Впрочем, их реализация - дело максимум полугода. Надо только решиться действовать. Начать с законодательной отмены всех валютных ограничений.

Беседовал Николай Дубровин


Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2018 | Мы в Facebook