В начало...

Новости

 
DELTA
Новости
О нас
Члены ММВА
Документы
Контакты
English
Фото
Обучение
Услуги
Выпускники
Люди
 

В свежем номере журнала "Профиль" опубликована статья Президента ММВА А. Мамонтова "Лимит преткновения"


В вышедшем номере журнала "Профиль" (№ 26 от 12.07.2010) опубликована очередная заметка Президента ММВА А.Н. Мамонтова - колумниста этого профессионального издания. Ниже даётся полный текст статьи.


Лимит преткновения

В грозном и громоздком арсенале всевозможных ограничений и обременений Банка России имеются и вооружения, скажем так, устаревшего образца. Для чего? Трудно сказать. То ли «про запас», «на всякий случай», то ли «на показ», как некая милая сердцу реликвия, память о том благословенном для «кувшинных рыл» времени, когда всепроникающее администрирование было главным стержнем и стилем управления экономикой, а в изобилии наличествовавшие ограничения приносили им почёт,  «уважение» и чиновничью ренту.
 
Помнится, сколько было сломано копий вокруг такой абсолютно абсурдной, с точки зрения экономического смысла, нормы, как требование об обязательной продаже экспортёрами валютной выручки. Ретивые защитники этой законодательной новеллы прямо таки заходились истерическим воем по поводу того, как она необходима для защиты отечественного финансового рынка и обеспечения «национальной безопасности», а также какие неминуемые бедствия нас ожидают, если мы от неё откажемся.  С тех пор утекло немало воды. Страна живёт в новом (одном из самых либеральных) валютном законодательстве, накопила третьи в мире по объёму золотовалютные резервы, получила инвестиционные рейтинги, привлекла в свою экономику десятки миллиардов иностранных капиталовложений. Рубль стал полноценной, свободно конвертируемой валютой и уже замахивается на то, чтобы стать одним из признанных международных резервных платёжных средств. Власть ставит перед собой и обществом новые, действительно, амбициозные задачи - интеграция российской финансовой системы в глобальное рыночное пространство, занятие в нём достойного, если не одного из первых, мест, создание в стране мирового финансового центра.
  
А ретивые чиновники по-прежнему цепляются за последние остающиеся в их распоряжении обременения, несмотря на их очевидную бесполезность и даже вред.
Одним из таких ограничений остаётся ныне действующий лимит открытой валютной позиции (ОВП) для кредитных организаций, смысл установления которого изначально заключался в том, чтобы сохранить финансовую устойчивость банка в случае резкого движения валютного курса. Ныне действующий размер лимита ОВП в 10% от капитала банка по отдельным видам валют и в 20% от совокупной позиции был установлен ещё полтора десятка лет назад, так сказать «во времена оные», при «царе Герахе».

Но, если на той, ранней стадии развития банковской системы, гиперинфляции, высокой курсовой волатильности, реальных рисков дефолта по суверенным обязательствам, такого рода ограничения еще были хоть как-то объяснимы, то сегодня они вовсе не имеют ничего общего с проблемой контроля над рисками и являются очевидным атавизмом прошлого. Более того. Рублёвая экспансия на глобальный рынок просто несовместима с сохранением нынешнего размера лимита ОВП. Это фактически блокирует торговлю валютой российским банкам и отдает внутренний валютный рынок на откуп крупнейшим иностранным банкам, которые не имеют таких ограничений. Нельзя не замечать и то, что существующее ограничение фактически провоцирует активных операторов рынка на совершение валютных операций вне рамок правового пространства, то есть на торговлю валютой без отражения совершаемых сделок на их балансе.
Существующее ограничение ОВП, если его рассматривать именно как управление рисками, не сообразно с ограничением других типов рисков. Например, норматив риска на одного заемщика равен 25% от капитала, что подразумевает допустимость потери до 25% капитала при банкротстве крупнейшего заемщика. Разумеется, качество заемщика приводит к необходимости создания соответствующих резервов, что уменьшает риски потенциально возможных потерь, т.к. создание резервов приводит к уменьшению капитала и, как следствие, к уменьшению кредитного риска в расчете на первоначальный капитал. Однако, даже если вероятность непогашения кредита равна 50%, то согласно нормативам ЦБ РФ можно выдать такому заемщику до 22% от капитала, а это может приводить к потере в среднем 11% капитала банка при постоянной практике выдачи таких кредитов в полном соответствии с нормативами ЦБ. Теперь сравните: норматив ОВП даже при фатально неблагоприятном для банка развитии событий (скажем, внезапном изменении курса на 10%) не позволит потерять ему более 1% от капитала.
 
Даже в странах с развивающимися рынками ограничения на величину валютной позиции уже устанавливаются, как правило, выше 25%. В развитых же странах существует либо гораздо более высокий лимит (до 50-100% - по совокупной нетто-позиции) либо вовсе не применяется.

Необходимость резкого увеличения этого норматива для банков давно назрела. Приемлемым и даже консервативными размерами лимита норматива ОВП могли бы стать на нынешнем этапе, по крайней мере,  25%-50% по отдельным валютам и 50%-100% по совокупной нетто-позиции, если не отмена вовсе.

Корректировка действующего норматива ОВП представляется сегодня актуальной и в свете заявленных Банком России целей постепенного перехода от курсового к инфляционному таргетированию, к плавающему курсообразованию и саморегулируемому, не требующему ежедневного присутствия регулятора валютному рынку. В этом случае, его участники действительно получали бы реальные рычаги для активных рыночных действий и демпфирования возможных колебаний курса при несбалансированности клиентского спроса и предложения на иностранную валюту. То есть, увеличение лимита ОВП не только не повысит волатильность валютного рынка, но, напротив, позволит стимулировать участие банков в сглаживании курсовых колебаний.
Почему регулятор, объявив новую стратегию и начав давно ожидаемое генеральное наступление, оставляет при этом для себя старые тактические приёмы, остаётся загадкой. 

Назад в раздел "Новости"


 

 

© ММВА, 2002-2017
© webmechanics, 2002-2017, Разработка сайта.

 

Мы в Facebook